16.05.2012
Сразу после инаугурации Вячеслав Наговицын заявил, что не все члены отправленного в отставку правительства будут переназначены на свои должности. Мы попытались разобраться, кто есть кто в уходящем правительстве и под какими министрами «шатается кресло».
Сразу после инаугурации Вячеслав Наговицын заявил, что не все члены отправленного в отставку правительства будут переназначены на свои должности. Мы попытались разобраться, кто есть кто в уходящем правительстве и под какими министрами «шатается кресло».

Структура правительства Бурятии за пять лет президентства Вячеслава Наговицына изменилась настолько сильно, что стоит об этом отдельно поговорить. Сразу после прихода Вячеслав Наговицын начал ломать «потаповскую» схему, при которой министерства имели довольно большую самостоятельность. Это выразилось, прежде всего, в стремлении собрать министерства в блоки-направления под управлением зампредов и понизить некоторые министерства в статусе до уровня агентств.

Первым, самым главным блоком при правительстве Наговицына стал экономический. Его возглавил молодой «варяг» Александр Чепик. Про него изначально говорили, что этот человек пришел в Бурятию лишь для того, чтобы получить в резюме запись о работе на высоком посту в системе государственной власти. Но это оказалось заблуждением.

Плохой полицейский президента

Chepik.jpg

На сегодняшний день Александр Чепик вырос в одну из самых влиятельных и ключевых фигур в правительстве Бурятии. А ведь пришедший всего несколько лет назад зампред не вызвал опасений именно ввиду того, что он считался временщиком. При этом формально на момент назначения зампредом Александр Чепик не обладал никакой властью. И казавшиеся могущественными министры из числа местных опытных чиновников не собирались делиться полномочиями с «киндер-сюрпризом».

Спустя короткое время многим на площади Советов стало не до шуток. К сегодняшнему дню Чепик сосредоточил в своих руках огромные полномочия, сведя на себя все ключевые решения в области экономики, финансов, промышленности и т.д. Министерства экономического блока фактически полностью подчинены Чепику и не имеют никакой самостоятельности.

Наибольший урон понесло министерство экономики во главе с Татьяной Думновой, у которой были отняты многие полномочия. Создание министерства промышленности еще больше отобрало возможность у Татьяны Гавриловны влиять на принятие решений. Что означает потерю бюджетных денег, потерю влияния.

Кроме того, Александр Чепик играет в администрации президента Наговицына роль плохого полицейского. Молодой, энергичный, в меру жесткий зампред не дает спокойно спать своим подчиненным и коллегам всех рангов. О шансах на переназначение Чепика говорить что-либо очень сложно. С одной стороны, это человек, на котором сейчас замкнуто практически все, с другой стороны, из-за своей кипучей деятельности он нажил себе столько врагов, что внесение его кандидатуры на утверждение в Народный Хурал грозит стать грандиозным политическим скандалом.

Заместитель по развитию гуртов

В сфере политики социальной правительство работает, как говорится, кто во что горазд. Зампред Баир Бальжиров не смог сделать того же, что Александр Чепик в своей сфере. Министры социального блока Тимур Цыбиков, Алдар Дамдинов, Валерий Кожевников не позволили Баиру Гвибаловичу напрямую вмешиваться в дела своих ведомств. Считается, что для этого у зампреда не хватило жесткости.

Возможно, причина кроется и в том, что Баир Гвибалович не получил такой поддержки, того карт-бланша от президента, как Александр Чепик. Это и понятно. Как истинному монетаристу-технарю, Вячеславу Наговицыну интересны, прежде всего, дела, напрямую связанные с экономикой. Поэтому он не сильно вмешивается в политику в сфере культуры или образования, отдав эти сферы на откуп назначенным им министрам. Причем, на примере Тимура Цыбикова видно, что и в процесс назначения министра он не сильно вмешивался.

Поэтому должность зампреда по социальным вопросам стала больше напоминать должность министра без портфеля. Баиру Бальжирову даже пришлось вмешиваться в работу минсельхоза и развивать свой проект по развитию гуртов. Но зампред ушел, а гурты существуют сами, без пристального внимания со стороны администрации президента. Это наследство досталось и новому зампреду по социалке Владимиру Матханову.

Успешно-скандальная сфера

Алдар Дамдинов, которому, кстати, хотели навязать должность социального зампреда, отбился от нее, здраво рассудив, что лучше быть влиятельным министром, чем зампредом без полномочий, а значит, без влияния. После отставки Бальжирова очень удачно подвернулся Владимир Матханов, который пока на своей должности никак себя не проявил.

Матханов_26.JPG

Между тем, в отличие от экономической сферы, социальный блок без должного внимания со стороны руководства все больше обрастает скандалами. Особенно выделяется в этой связи работа министра культуры Тимура Цыбикова, вопрос об отставке которого уже не раз обсуждался не только в общественности, но и в Народном Хурале. Но пока президент уже не раз заступался за своего подчиненного.

Тем не менее именно в сфере образования, культуры и здравоохранения за последние несколько лет достигнуты успехи. И именно при Наговицыне бюджетные деньги дождем полились на социальные объекты республики. Были отреставрированы театры, построены или еще строятся новые учебные, спортивные и жилые блоки в учебных заведениях республики и т.д. По этим причинам, как представляется, социальный блок пройдет переназначение без потерь.

Посредники

Роль двух других заместителей (главы администрации и первого зампреда) Вячеслава Наговицына свелась к организации диалога между президентом и местными элитами. Причем, национальный признак соблюдался неукоснительно – Петр Носков и Иннокентий Егоров. Вообще, национальный вопрос Вячеслав Наговицын очень дипломатично обошел. Этому помогло в т.ч. его невмешательство в сферу культуры. Но и в кадровой политике он очень осторожно и с пиететом относится к национальной разбивке.

Петр Носков по должности занимается тем, что вводит президента в курс дела по отдельным районам, предлагает различные кандидатуры на посты глав и т.д. В большинстве своем эта его работа ведется достаточно тихо и незаметно. Но иногда случаются проколы и в его работе, как было с выборами главы Баргузинского района, когда в СМИ прошла информация о том, что Петр Носков схватился с Матвеем Гершевичем за контроль над районом.

1.jpg

Иннокентий Егоров - своеобразный посол от местных элит в аппарате президента. Влияет на принятие многих решений, и именно он взял на себя функцию неформального разрешения конфликтных ситуаций, возникающих между различными группировками местных и пришлыми. В то же время его официальные полномочия, связанные с экономикой, были переданы все тому же Александру Чепику.

По поводу дальнейших правительственных перспектив двух вышеуказанных зампредов сказать можно только то, что Петр Носков не высказывал желаний покинуть свой пост, а Иннокентий Егоров, напротив, был готов покинуть правительство. При наличии достойной альтернативы, например, поста председателя Народного Хурала.

Люди в тени

DSC_5515.jpg

В прошлом году был назначен новый зампред по инфрастуктуре Николай Зубарев. На сегодняшний момент он остается одной из самых закрытых фигур в правительстве Бурятии. Между тем, в сфере его полномочий лежат такие важные и денежные направления, как строительство, транспорт и энергетика. Таким образом, он контролирует или как минимум участвует в контроле огромных денежных потоков, поэтому Николай Зубарев также может считаться одним из наиболее влиятельных фигур республики. При этом вокруг все той же энергетики не утихают скрытые от глаз общественности войны – за тариф, сети и в конечном итоге деньги. Поскольку вышедший из среды энергетиков Николай Зубарев не является посторонним во всех этих конфликтах, вокруг его поста развернется нешуточная интрига. Легко переназначиться у него, скорее всего, не выйдет.

Есть еще один важный, но долгое время пустующий пост в правительстве – заместитель председателя по работе с гражданским обществом. Пост создавался под на минутку заглянувшего в Бурятию политтехнолога Андрея Полосина. После его ухода никто на его должность не пришел. И все благополучно забыли, что такая должность вообще существует, а между тем, кресло все еще остается вакантным и может быть занято в любое время. К тому же считается, что политтехнолог до сих пор интересуется делами далекой республики.

Владимир Бадмаев, «Номер один».

^