16.05.2012
Новый проект театра оперы и балета «Перетекающие миры» призван вернуть утрачиваемый интерес к высокому искусству у современного поколения. Он будет состоять из двух постановок, логически между собой никак не связанных.
Новый проект театра оперы и балета «Перетекающие миры» призван вернуть утрачиваемый интерес к высокому искусству у современного поколения. Он будет состоять из двух постановок, логически между собой никак не связанных.

Первую часть ставит улан-удэнский хореограф Петр Базарон, и в нем будет классический балет «Пенелопа» о бессмертной истории, рассказанной Гомером. Постановка этого спектакля, как говорит постановщик, это возврат в русскую сюжетную школу.

Вторая часть называется Equivalence - to the point, что дословно переводится как «Равновесие – в точку». Но дословный перевод не передает идею автора, который заключается в игре слов, и эту фразу можно понять и как достижение какого-либо результата, и как поддержание равновесия на кончиках пальцев ног. Поэтому на русский язык название перевели просто как «В точку».

Абстрактность названия передает и абстрактную суть самой постановки. Ставит ее известный во всем мире германский хореограф венгерского происхождения Томаш Мориц. Он является ярким представителем западной школы балета, в которой нет строгого определенного сюжета. По словам самого артиста, он является последователем системы Уильяма Форсайта, основной сутью которого является максимальная свобода танца и импровизация артистов.

Именно в таком стиле будет проходить балет «В точку». По словам Томаша, он хочет, чтобы зритель уловил красоту в движениях, пластике артистов. Сюжета, как принято в русской школе балета, здесь не будет: «Я хотел бы, чтобы у зрителя после просмотра возникло свое мнение о постановке. Неважно, отрицательное или положительное. Я хотел бы, чтобы зритель увидел новые ценности в красоте движений. Не надо, чтобы был сюжет, для того чтобы спектакль понравился».

Т.к. хореограф впервые приехал в Россию, он пробует работать с русской музыкой. В постановке будет звучать музыка Рахманинова. Но самое главное, чего, наверное, никто до него не делал в классическом балете, в качестве звукового сопровождения будет использоваться горловое пение в исполнении известного исполнителя Виктора Жалсанова.

Вообще, ему кочевая культура, как оказалось, близка. Когда солистка театра оперы и балета Баярма Цыбикова вышла на него через знакомых и предложила Томашу поехать в далекий сибирский край, что рядом с Байкалом, он согласился сразу. Свое решение он объясняет стремлением увидеть землю своих предков, землю исконно кочевой культуры, к которой принадлежали венгры до прихода в Центральную Европу.

Надо отметить, что венгры считают себя потомками гуннов, т.к. те после разгрома Римской империи осели как раз в степях, которые в современности стали территорией Венгрии. Более того, по словам венгра, его родная бабушка была монгольского происхождения и своим внешним видом не отличалась от жителей Центральной Азии. Говорит, что это неудивительно, т.к. Венгрия – страна с кочевой культурой.

Томаш и себя называет кочевником. Постоянно живя во Франкфурте, он ставил спектакли в знаменитых театрах Милана, Лондона, Парижа, Нью-Йорка, Венеции, Токио. До приезда в Бурятию хореограф работал в Швеции, а после постановки в Улан-Удэ поедет работать уже в Бостонский театр.

Владимир Бадмаев, «Номер один».
^