17.11.2004
Слух о возможном уходе ее с поста генерального директора Улан-Удэнской ТСМ, витающий в воздухе с недавних пор, опровергла сама Клавдия Павловна. Бессменный руководитель тонкосуконной мануфактуры, ставшая им в двадцать шесть лет еще в начале пятидесятых годов прошлого столетия, продолжает оставаться у руля флагмана бурятской экономики.
И это несмотря на тяжелейшие времена как для этого предприятия, так и для всей отечественной текстильной промышленности в целом. Российский рынок с каждым днем наполняется дешевым импортным ширпотребом в основном китайского и корейского производства, и наши сограждане отдают предпочтение именно ему, невзирая на качество и натуральность отечественной продукции.
— Три четверти российской экономики держится на нефти и газе. Остальную часть заполняет отечественная пищевая промышленность, да и та в большинстве представлена пивом. — — поясняет Клавдия Альцман. — Доля текстиля здесь ничтожно мала, и с каждым годом она уменьшается. В нашей стране осталось немного более-менее работающих в этом направлении предприятий — "Купавна" в Московской области, фабрика имени Петра Алексеева в Москве, одна в Тюмени и наша мануфактура. И в таких условиях наша фабрика еще смогла сохранить уровень 1990 года. А ведь мало кто знает, во сколько нам обходится метр ткани. В стоимость закладываются затраты на экологию, электроэнергию, отопление, социальную сферу и многое другое. А чего нам стоят транспортные расходы, когда ткани идут к потребителю на юге России непомерно долго — сорок—пятьдесят дней. И все это усугубляется наплывом китайского текстиля.
Однако, несмотря на все эти и другие проблемы, Клавдия Павловна, как обычно, бодра и полна оптимизма.
— Конечно, выживем, — считает директор ТСМ. — Не из таких ситуаций выбирались. Настанут хорошие дни, и к российскому текстилю вернется признание народа. А уходить с комбината я не собираюсь. Не дождутся.



^