23.05.2012
Леса в Бурятии горят каждый год, и это уже ни для кого не новость. Что поделать, территория большая, лесов много, причем почти все в труднодоступных для человека и пожарной техники местах. Но именно в этом году ситуацию открыто стали называть катастрофической.
Леса в Бурятии горят каждый год, и это уже ни для кого не новость. Что поделать, территория большая, лесов много, причем почти все в труднодоступных для человека и пожарной техники местах. Но именно в этом году ситуацию открыто стали называть катастрофической.

Снега не было вообще

Одной из основных причин возникновения пожаров стала засушливая зима в южных районах Бурятии. Там зима была не просто малоснежной - осадков не было вообще! Всю зиму земля стояла черная. Ситуация дошла до того, что даже в конце осени прошлого года лесники фиксировали пожары, чего никогда не было. Из-за этого же в некоторых селах начали один за другим пересыхать колодцы.

Но погода редко бывает хорошей, либо слишком много осадков, либо слишком мало, и человечество как-то научилось приспосабливаться. Но не в нашем случае. «Номер один» в предыдущих номерах уже писал, какая ситуация сложилась в системе лесного хозяйства, что также отражается на ситуации с пожарами.

Кроме того, лесные пожары, желательно больших масштабов, выгодны очень широкому кругу лиц, включая предпринимателей и отдельных чиновников. Но в этом году к ним прибавился еще один фактор. Государство, которое должно устранять проблемы, почему-то не устает вставлять палки в колеса тех, кто все-таки борется с пожарами. С началом пожароопасного периода оказалось, что тушение пожаров стало противозаконным деянием.

Абсурдные требования

Дело в том, что в прошлом году был принят закон о лицензировании отдельных видов деятельности. В число «отдельных видов» вошло и тушение лесных пожаров. Закон вступил в силу с 1 января этого года и, согласно ему, чтобы организация получила лицензию на тушение пожаров, т.е. получила право тушить, ей нужно соответствовать некоторым требованиям.

Конечно, в соответствии с действовавшим ранее законом о лицензировании деятельности тушение пожаров также подлежало лицензированию. Но формулировка была неопределенная, что и позволяло организациям обходиться без лицензии. Новая формулировка никаких разногласий не допускает - теперь лицензия на тушение лесных пожаров нужна однозначно. И все организации обязаны получать лицензию, но все дело - в условиях ее получения.

Так, одним из требований является наличие у организации или арендатора лесных участков пожарной машины и гаража к нему. Кроме этого, у организации должен быть полный перечень другого оборудования, необходимого для тушения пожара, и кипа бумаг с разными разрешительными документами на него. Естественно, ни один арендатор не может себе позволить купить пожарную машину, так же как и администрация заповедников и т.д.

Абсурдность ситуации подчеркивает тот факт, что при лесном пожаре даже вездеходные пожарные машины не нужны, потому что они элементарно не проедут на горные склоны, поросшие густым лесом. Но эти требования фактически запретили людям тушить пожары на их территории.

Лицензия только одна

Еще три месяца назад Восточно-Байкальский природоохранный прокурор Валерий Малханов бил тревогу, заявляя, что к тому моменту ни одна организация не получила лицензию на тушение лесных пожаров. Через три месяца ситуация не поменялась в лучшую сторону, лицензию получило только государственное предприятие «Авиационная и наземная охрана лесов», подведомственное учреждение Агентства лесного хозяйства.

Но сегодня, когда горит лес на большом протяжении, пожарные из «Охраны» не везде и не всегда успевают. Главной ударной силой стали добровольцы из числа местных жителей, которые и тушат подавляющее большинство очагов возгорания. При этом они злостным образом систематически нарушают закон, который прямо запрещает им не то что тушить пожары, но и вообще находиться в лесу в пожароопасный период. За то и за другое нарушителю грозит штраф.

Кроме того, у «Охраны» есть своя сфера, строго определенная ответственности – государственный лесной фонд. Между тем в нашей республике есть много природоохранных зон, заповедников, национальных парков, которые сами должны обеспечивать на своей территории противопожарные мероприятия. Но при возникновении очага и они ничего не могут поделать, т.к. не получили лицензию. Конечно, администрация заповедника со своими работниками могут пойти тушить лес, но это будет нарушением закона, за что, опять же, на них могут наложить штраф. Теоретически.

Катастрофа

Все эти негативные факторы – отсутствие лесных хозяйств, законодательство, благодаря которому многим сильным мира сего пожары выгодны, опять же законодательство, напрямую запрещающее сегодня тушить пожары без получения лицензии, и аномальная зима свелись в одно, и ситуация обернулась катастрофой. В южных районах Бурятии ситуация особенно сложная: сплошной дым ограничивает видимость, обостряется болезнь у астматиков и т.д.

Вот и приходится в таком положении людям двадцать первого века, потомкам первых покорителей космоса, надеяться, как в средневековье, только на чудо и милость духов с богами. В Бурятии уже не раз проводились молебны о вызывании дождя. Но что поделать? В условиях, когда российские самолеты-амфибии почему-то показательно тушат пожары то в Португалии, то на юге Франции, упорно не замечая пожары в сибирской тайге, когда расформированы лесные хозяйства, а заповедникам запрещено заниматься тушением, людям остается только помолиться, затем нацепить за спину ранец с десятью литрами воды и идти в горы.

Владимир Бадмаев, «Номер один».
^