06.06.2012
Из-за ошибки врачей женщина перенесла три операции и лишилась груди
Из-за ошибки врачей женщина перенесла три операции и лишилась груди

«Врачи, помогите!» - с такой просьбой обращается к медикам жительница Гусиноозерска через нашу газету. Ни одно медучреждение республики за несколько лет не смогло оказать квалифицированную помощь несчастной женщине.

Регулярно в нашу редакцию приходят письма и жалобы на бездействие и равнодушие медиков, люди жалуются на свои болячки, проблемы со здоровьем. И конечно, на поверку далеко не все эти жалобы бывают справедливыми. Но мимо письма жительницы Гусиноозерска Ольги Нелюбиной мы просто не могли пройти мимо. В послании в редакцию – крик души, последняя надежда на помощь.

Все началось в 2005 году, когда Ольга Нелюбина, переехав в Хоринск, решила устроиться на работу медсестрой-хозяйкой в больнице. Предварительно нужно было пройти медосмотр. Врач-маммолог, визуально осмотрев грудь пациентки, сообщил женщине, что, скорее всего, у нее рак. И ей срочно нужно ехать в город, обратиться в онкологический диспансер. После обследования Ольге Андреевне сделали операцию – секторальную резекцию левой груди (удалили опухоль). После операции у пациентки почти постоянно была высокая температура, на второй день начались гнойные выделения из раны. Несмотря на жалобы Ольги Андреевны, ее лечащий врач Дмитрий Перинов выписал уже через неделю со словами «У вас в районе хорошие врачи – справятся». Прямо так, с дренажом в груди, в горячке, женщина поехала обратно в Хоринск.

- На месте резекции остается отверстие, и туда вставляется обычная резинка, чтобы рана не заживала, и оттуда все вытекало, вот так с дренажем и выписали, - поясняет Ольга Андреевна.

Отказались лечить

Приехав в Хоринск, Ольга Нелюбина, как ей и было рекомендовано, каждый день ходила на перевязки. Однако рана все никак не заживала, а с каждым днем гноилась все больше и больше. Пришлось лечь в больницу у себе в селе, в хирургическое отделение. Но районные врачи справиться с осложнением не смогли. Не в силах как-то помочь, сельские врачи снова направили женщину в республиканский онкодиспансер.

В онкодиспансере Ольгу Нелюбину сразу направили к ее лечащему врачу, чтобы именно он как-то помог своей пациентке. Видимо, посчитав, что кому как не ему устранять последствия своей операции? Однако Дмитрий Перинов (кстати, он является сыном главного врача) наотрез отказался лечить женщину, направив ее БСМП:

- Он сказал мне, что, мол, у нас тут больные с чистыми ранами, обратитесь в БСМП. К гнойному хирургу.

В БСМП женщину принимать отказались, заявив, что это не их профиль тоже, ей нужно к маммологу. Ситуация абсурдная – помочь отказываются как у себя дома, в районе, так и в городе. Что делать? Хорошо, рядом был сын, который помогал матери добиваться того, на что вообще-то имеют право все люди – медицинской помощи. Снова поехали в онкодиспансер, обратились к главврачу. После чего лечащий врач все же принял свою пациентку. Тот же самый доктор прямо в перевязочном кабинете быстренько почистил рану и тут же отправил Ольгу Андреевну восвояси.

- Он мне разрезал там, почистил. Все минут за 30, не больше, торопился, потому что это был последний день перед отпуском. Все это время из раны шел неприятный запах, но он сказал мне, что так должно быть. В тот же день я уехала домой.

Дома снова процедуры, перевязки. Но и на этот раз адская боль не стихала, а рана как будто стала гнить изнутри еще больше. Дошло до того, что рядом находящиеся люди стали упрекать несчастную женщину в том, что она не следит за личной гигиеной. Ольга Андреевна в отчаянии не знала, что ей делать:

- Теперь запах стал постоянным. Люди делают замечания, а я ничего поделать не могу. Потом самой нехорошо стало от этого постоянного угара. День и ночь, постоянно задыхалась от него. Начался психоз, я не выходила из дома, плакала и плакала, не переставая. А еще был страх, что мне никто не может помочь, что это конец, - вспоминает Ольга Нелюбина.

Больную снова направили в городской онкодиспансер. Ольге Андреевне сделали повторную операцию – снова резекцию, вновь удалив часть груди. Через неделю женщину, как обычно, выписали и она вернулась домой в Хоринск, легла в сельскую больницу. После второй операции женщине стало еще хуже.

- Пошли гнойники уже по всему телу, температура до 39 и до 40 даже доходила. Ни ходить, ничего не могла. После этой операции запах так и остался. И снова я поехала в окнодиспансер. В третий раз я туда попала в ужасном состоянии, - рассказывает Ольга Вакарчук.

Рака не было

На этот раз женщина убедительно попросила лечить ее другого доктора. Новый врач откровенно признался, что понятия не имеет, что делать с женщиной. Решено было для начала проставить в течение недели антибиотики, а потом уже думать, что делать дальше.

Через неделю женщину снова прооперировали, сделав уже третью по счету секторальную резекцию. Потом снова неделя в больнице и снова выписка. Дома -- перевязки. Но лучше не стало и на этот раз.

- Видимо, ткань настолько сгнила, что стала расходиться. Все больше и больше. Но мне уже было все равно, - вспоминает Ольга Андреевна.

Устав от бесполезных беганий по врачам, от всеобщего равнодушия, женщина махнула на все рукой. И просто медленно умирала дома от боли. Пока не вмешались родственники Ольги Андреевны, которые стали звонить в онкодиспансер, вновь просить о помощи. Буквально насильно отвезли женщину в город. В очередной раз Ольга Андреевна попала к онкологам. Женщину поставили перед фактом: воспалительный процесс необратим, он слишком давно начался, грудь нужно удалять полностью.

Как оказалось, никакого рака у Ольги Нелюбиной не было. Гистологическое исследование показало, что опухоль была доброкачественной. Почему воспалительный процесс не остановили вовремя? Почему вместо одной операции, показанной пациентке, ей пришлось пережить несколько? В конце концов, и вовсе лишиться груди… Вопросы без ответов.

- Если б вовремя была мне оказана помощь, если б вовремя все почистили как нужно, чтобы процесс не был запущен настолько сильно, можно было бы сохранить грудь, но на мои жалобы внимания не обращали, - сетует Ольга Нелюбина.

«Судьба у вас такая»

Несмотря на то, что вопросов к врачам более чем достаточно, ни судиться, ни ругаться Ольга Андреевна не хочет. Поневоле тут удивишься нашему российскому долготерпению и всепрощению. Ее цель обращения в газету в другом. Даже после ампутации груди проблемы остались. Ей снова нужна помощь врачей, и она вновь бьется о закрытые двери.

Ампутация груди прошла еще в 2007 году. Но последствия от этой операции продолжают мучить женщину.

- Внутри по ходу шва появились шишечки, они катаются по ходу шва. Как шишечки катаются внутри по ходу шва. Врачи сказали, что это «лигатурные гранулемы» - последствия от операции. Говорят, что если их вовремя не удалить, это все, не дай бог, может переродиться в рак.

Физиопроцедуры, лазеротерапия, рассасывающие уколы не помогли. Однако в просьбе дать ей направление в онкодиспансер Ольге Андреевне почему-то было отказано:

- Врач-онколог в Гусиноозерске сказала: «Надо жить с этим, что сделаешь, судьба у вас такая». А как мне жить с этим? Боль неимоверная. Особенно когда ходишь, от сотрясения. Спать тоже невозможно.

Ситуация усугубляется тем, что ни пособия, ни инвалидность в таких случаях не положены. А средств на покупку специального силиконового протеза у Ольги Нелюбиной нет. Вот и приходится обходиться сподручными средствами, мастерить что-то из тряпок, чтобы показываться на люди. Самодельный протез давит на больную грудь.

Главный врач республиканского онкодиспансера Александр Перинов, к которому мы обратились за комментарием, был предельно краток:

- Пусть напишет заявление, я буду рассматривать. Направление, конечно, нужно. Если онколог не дает его, пусть подойдет к главному врачу больницы. Скажет - дайте направление, я хочу. Они должны дать. Пусть направление берет, посмотрим здесь ее.

Закончатся ли когда-нибудь скитания Ольги Нелюбиной по врачам, или ей снова откажут в помощи, потому что «у нее судьба такая» - мы узнаем в ближайшее время. «Номер один» будет следить за продолжением этой истории.

Василиса Шишкина, «Номер один».
^