13.06.2012
В Монголии стираются с лица земли кладбища когда-то живших там граждан Российской империи и Советского Союза. Время и вандализм берут свое. Тем не менее общественники-энтузиасты берутся за восстановление исторических захоронений. В последнее время к ним на помощь пришли власти России и Монголии. В Дархане поставлен памятник захороненным. О неожиданной теме «Номер один» поговорил с уроженцем Монголии и россиянином Валерием Разуваевым.
В Монголии стираются с лица земли кладбища когда-то живших там граждан Российской империи и Советского Союза. Время и вандализм берут свое. Тем не менее общественники-энтузиасты берутся за восстановление исторических захоронений. В последнее время к ним на помощь пришли власти России и Монголии. В Дархане поставлен памятник захороненным. О неожиданной теме «Номер один» поговорил с уроженцем Монголии и россиянином Валерием Разуваевым.

- Как, в принципе, пришла идея восстановления кладбища в Монголии?

- 6 лет назад я приехал на кладбище в Дархан поклониться отцу с матерью. Кладбище как таковое отсутствовало, одни бугорки безымянные. У него даже не было статуса кладбища.

У нас каждые пять лет происходят встречи соотечественников, рожденных в Монголии. В Иркутской области, в Хомутово. Со всей России съезжаемся на несколько дней, вспоминаем, общаемся. Начали обсуждать тему загубленного кладбища. Я сказал, что собираюсь поставить памятник своим родственникам. Остальные тоже подключились. В результате появилась такая идея.

Памятник изготавливался и водружался на средства общественности. В основном это те люди, чьи родственники там захоронены. Его стоимость невелика, около ста тысяч рублей.

- Если там есть русское кладбище, значит, и какая-то история появления этих людей там? 

- Вообще, колонии русских берут свою историю в Монголии со второй половины 19 века. Ведь ранее как таковой границы между Монголией и Россией не существовало. Люди селились в произвольном порядке. Появлялись села и деревни. Мой прадед, например, жил в Горячинске, там до сих пор дом стоит – пятистенок. Затем, по своим причинам, начали переезжать с места на место и таким образом оказались в Монголии. В результате у меня там 16 родственников похоронено. 

Кладбище в Дархане небольшое, там порядка трехсот могил. Первые захоронения начались в 1952 году. Оно образовалось во время прокладки в Монголии железной дороги. Ее клали зэки, а наши старики жили неподалеку, в деревнях вдоль границы. Когда железная дорога была построена, из деревень пошла миграция в поселки возле полотна. В основном молодежь по призыву железной дороги. Обрастали семьями, так появился и Дархан, и другие населенные пункты вдоль пути.

В основном на дарханском кладбище захоронены уроженцы Дархана. В том числе участники трех войн: первой мировой, гражданской и Великой Отечественной. Также здесь захоронены участники строительства железной дороги в Монголии. Это те, чьи личности удалось установить, но далеко не все.

- Как власти прореагировали на ваши инициативы с памятником?


- С инициативой мы обратились в консульство России в Дархане, которое в свою очередь обратилось к местным властям города за помощью в установке обелиска. В консульстве нашу инициативу приветствовали. Когда уже памятник был готов, консул организовал встречу с монгольскими властями.
 
На открытии мемориального обелиска присутствовали сам консул России в Дархане Иван Мостыка, вице-консул Анатолий Шабогоров, вице-мэр Дархана, председатель Хурала Дархана. Власти обеих стран вели себя очень ответственно.

Также на открытие обелиска приехали родственники усопших из Бурятии, Иркутской области и других регионов страны. Примечательно, что было большое внимание прессы монгольской, я насчитал 6 журналистов. То есть монголы отнеслись к событию крайне внимательно. С нашей стороны большую помощь оказала инициативная группа во главе с Ярославом Шубиным, главным врачом Республиканского врачебно-физкультурного диспансера.

Монгольская сторона пообещала поставить вокруг захоронения ограждение и придать ему статус «Русского кладбища». Появление статуса -- это вполне актуальная задача. Вокруг Дархана тоже, как у нас, процветает «нахаловка». Ставят дома или юрты, ограждаются. Вокруг кладбища такие поползновения мы видим. 

- Это не единственное кладбище в Монголии? Если еще есть, то каково их состояние?


- Русские кладбища в Монголии есть. Единственное нормально сохранившееся кладбище - в Сухэ-Баторе. Там без следов вандализма стоят оградки, кресты. Природа точит, конечно. Кресты гниют, падают, памятники кое-какие заваливаются. Но рукоприкладства нет. В Улан-Баторе прямо на территории кладбища живет человек в домике, и благородно взял на себя миссию смотрителя за могилами и памятниками, за порядком. Хотя следы вандализма присутствуют. Зунхаринское кладбище (в 120 километрах от Дархана), и наше, дарханское, практически исчезли с лица земли.  

Власти обеих стран готовы помогать в восстановлении. И ждут, кто бы мог взять на себя общественную ответственность за поисковые работы. Учитывая, что кладбища разрушены сильно, надо восстанавливать имена захороненных людей и связываться с родственниками. Это непростая задача.

Виктор Золотарев, «Номер один».

^