24.11.2004
Когда историки-монголоведы смотрят на картины пятнадцатилетнего подростка из Кижинги Алдара Дубшанова, они произносят всего лишь одну фразу: "Это невероятно!", а потом словно завороженные начинают изучать его работы детально. Еще бы! Графические рисунки юного художника-самоучки настолько точно описывают сцены из жизни древних кочевых бурят, что кажется, будто Алдар жил в те времена.
Рисовать Алдар начал с 12 лет. Тогда ученику шестого класса Кижингинской средней школы N1 задали домашнее задание: составить кроссворд по истории родного края и оформить его. Алдар с увлечением взялся за выполнение этого домашнего задания. А на следующий урок принес нечто невероятное.
— На каждой ступени кроссворда, где только было возможно, Алдар нарисовал маленьких человечков, — рассказывает Чимит-Ханда Дашидондокова, руководитель научного общества учащихся "Найдал" и учитель истории Кижингинской средней школы N1, — эти человечки были невероятно выразительными, все они были в национальных костюмах, в таких, которые носили несколько веков назад. Меня это очень удивило и заинтересовало: я попросила Алдара нарисовать дома какую-нибудь картину и принести мне. Когда я увидела его работу, поняла, что у ребенка несомненный талант. Вот так и пошло, Алдар стал рисовать. Когда у него набралось достаточное количество рисунков, мы организовали выставку в Кижинге. Позже картины Алдара побывали на выставках в Улан-Удэ, Владивостоке, Иркутске.
Гелевой ручкой или карандашом Алдар рисует схватки со зверем, охоту, костры вокруг бурятских юрт, лошадей, лучников, поля битвы, гневающихся на людей богов. Все его работы отражают жизнь древних кочевых бурят, причем все прорисованные детали, будь то костюм охотника, убранство юрты или женские украшения, выполнены с исторической точностью. Сам Алдар никогда не видел того, что рисует, никогда не читал об этом.
— Не знаю, почему так получилось, но я рисую исключительно то, что касается бурят-монгольских народов, — говорит Алдар, — мне это интересно, мне это нравится. Только возьмешь карандаш в руки, и образы сами собой в голове рождаются. Мне очень нравится рисовать людей: на охоте, в быту, у костра. Я рисую картины, а потом смотрю на лица своих земляков и понимаю, что среди них очень много людей, чей облик соответствует облику наших предков.
Сейчас Алдар готовит серию рисунков, посвященных жизни Чингисхана. В своих работах юный художник описывает детство, юность и становление величайшего в истории человечества завоевателя. Книгу о Чингисхане Алдар еще не читал, но обещает, что, как только закончит работать над картинами, обязательно возьмется за книгу.
— Здесь Чингисхан раб, — показывает наброски Алдар, — здесь он убегает от рабовладельцев, а это набирает свое войско. После планирую нарисовать несколько сюжетов, посвященных Гэсэру.
Историки отмечают, что в своих работах Алдар очень тонко передает быт, культуру, традиции древних бурят. Те времена словно живут в его подсознании.
— Мне кажется, у него хорошо развита память предков, — говорит Чимит-Ханда Дашидондокова, — конечно, возможно, что он видел какие-то фильмы исторические... Но это послужило лишь толчком, чтобы его историческая память проснулась. Я, современный человек, я не могу судить, как и что было. Но то, что он рисует, выглядит очень достоверно, с невероятными тонкостями и подробностями. Очень интересно смотреть на его работы, изучать. Вот например, как интересно выполнены бурятские костюмы в его работах — они не такие, какие носили хори-буряты. На его рисунках бурятские костюмы такие, какие носили селенгинские, кяхтинские буряты. И я ему в шутку говорю: в прошлой жизни, скорее всего, ты был сонголом. Или вот еще пример: у него юрты не просто войлочные, а сшиты из шкур животных. Насколько я знаю, древние буряты шили свои юрты именно из шкур.
Алдар рисует почти каждый день по несколько часов. Время для любимого занятия находится лишь вечером. Утром Алдар в школе, днем гоняет хоккей с мячом, а вечером берет в руки исключительно гелевую ручку или карандаш.
— Я пробовал рисовать акварелью, — объясняет Алдар, — но понял, что это не мое. Мне нравится графика, четкие линии.
Сюжеты для своих рисунков Алдар не придумывает специально. По собственному объяснению юного художника, картины рождаются где-то глубоко в подсознании и в процессе работы обретают четкие формы. Его картины интересны не только с исторической точки зрения, но и с художественной. Когда работы Алдара увидели бурятские художники, ребенком очень заинтересовались. Мальчика даже пригласили на стажировку в Америку в 2001 году. Но осуществилась поездка лишь недавно. Всей Кижингой Алдару помогли съездить в США.
— Мне очень понравилось в Америке, — делится впечатлениями Алдар. — Вот этот альбом и карандаш оттуда. А вообще меня там за индейца все принимали, да я и сам видел, что индейцы и буряты очень похожи. К сожалению, как таковой стажировки в Америке не было, я был лишь на экскурсии в художественной школе. Но все равно эта поездка мне очень многое дала.
Со своим будущим Алдар пока не определился. Сейчас для него рисунки — это серьезное хобби, которому подросток посвящает достаточно много времени. О том, чтобы стать профессиональным художником, Алдар лишь начинает задумываться.
В настоящее время 55 картин Алдара Дубшанова находятся на выставке графических рисунков в Иркутске, которая продлится там до 5 декабря. К его работам прикован самый большой интерес не только публики, но и профессиональных художников, которые отмечают у мальчика несомненный талант передавать пространство и динамику движений людей и животных, давать психологическую характеристику. В журнале отзывов посетители советовали молодому человеку получить образование в школе искусств. Перспективы художника зависят от его желаний и старания. Но уже сейчас многие уверены, что будущее у него есть.
У Алдара редкий дар
— Ненаправленное интуитивное мышление представляет собой поток образов, а не понятий. - считает Туяна Дугарова, кандидат психологичемких наук, доцент, заведующая кафедрой возрастной и педагогической психологии социально-психологического факультета БГУ — Оно необходимо для художественного творчества, мифологии, религии, внутренней гармонии. Все творческие силы человек древности посвящал своим мифам. Именно мифы и стали выражением платформы коллективного бессознательного. Даже если бы все религиозно-мифологические традиции были одним ударом уничтожены, то вся мифология возродилась бы уже в следующем поколении, поскольку символы религии и мифология укоренены в психике каждого индивида, они унаследованы нами от тысяч поколений. Содержание коллективного бессознательного обязано своим появлением исключительно наследственности. Это глубинная часть психики, итог родовой жизни, уходящей в тысячелетний опыт предков. У Аладара Дубшанова, видимо, есть редкий дар видеть подсознательные, глубинные картины прошлого. И безусловный талант художника, чтобы эти картины передавать нам.



^