01.12.2004
Когда утром братишка стал звать Алешу завтракать, то никак не мог его добудиться. Рассказать об этом он побежал своему дяде, пятнадцатилетнему Николаю, который нашел синего бездыханного племянника на кровати. Мать ребенка, узнав о произошедшем, не поверила: еще утром Алеша, проснувшись, попросил ее не уходить на работу, но она пообещала ему, что скоро возьмет побольше выходных, и они будут отдыхать вместе, потом, укрыв сына одеялом, вновь уложила его спать. Алеше было всего пять лет.
Николай приехал к своей старшей сестре в город погостить. Сестра Лена с мужем работали с утра до вечера, присматривать за их тремя маленькими детьми было некому. Первое время супруги нанимали няню, но со временем им пришлось отказаться от ее услуг: она употребляла спиртное. Вот и решили они попросить младшего брата Лены, Николая, несколько месяцев посидеть с детьми: старший сын Лены только что пошел в первый класс, а самый младший недавно стал делать первые шаги. Николай согласился, ведь в городе ему делать все равно было нечего, с его пятью классами образования все учебные заведения города были для него закрыты. В семье сестры целыми днями Николай был занят детьми. Он готовил им еду, кормил и убирал за ними, водил племянников на прогулку. В его обязанности также входило приготовить обед и отнести его сестре на работу, убрать квартиру, постирать ползунки годовалого малыша.
— Николай сам еще ребенок, ему хотелось играть и, конечно, не нравилось, что он целыми днями занимался детьми, из-за этого он и сердился на них, наказывал за шалости, — понимающе говорила на суде бабушка убитого ребенка.
Утром Лена с мужем как обычно ушли на работу. Дети остались на попечении Николая. Они бегали по квартире, смеялись и баловались. Самый младший вышел из комнаты и побежал по коридору коммунальной квартиры к своей бабушке, которая проживала отдельно от семьи сына в соседней комнате. Отношения между ней и невесткой были натянутыми, поэтому доступ внуков к ней был ограничен. Николай помнил наказ сестры и отправил за убежавшим ребенком Алешу. Тот быстро догнал братишку и на бегу поднял его на руки, но не удержал и уронил на пол. На плач прибежал Николай. Чтобы утешить ребенка, ему понадобилось время: малыш никак не успокаивался и плакал все сильнее. Дядя обрушился на виновника происшедшего сначала с руганью, а затем и с кулаками: с яростью бил его по голове и телу, пинал ногами в живот.
— Он бил его руками и ногами по всему телу, Алеша плакал, и у него из носа бежала кровь. Коля сказал нам, чтобы мы ничего не говорили родителям, — так рассказал сотрудникам милиции старший брат Алеши.
И не сказали. Как не сказал родителям о побоях и сам Алеша, просидев в испуге до прихода родителей в кресле. Надо отдать должное выдержке маленького мальчика. Получив очень тяжелые травмы и превозмогая боль, он никому не пожаловался на плохое самочувствие. Вечером родители так и не заметили, что ребенку срочно нужна медицинская помощь. По словам отца, он вел себя как обычно: играл с братьями, потом поел и лег спать.
Смерть ребенка наступила от болевого шока, вызванного тяжелыми травмами груди и живота. Серьезные повреждения получили почти все внутренние органы. Медики обнаружили у пятилетнего малыша три сломанных ребра, множественные кровоизлияния в жизненно важные органы, гематомы и кровоподтеки. Такие травмы для ребенка не совместимы с жизнью. В ходе психолого-психиатрического обследования личности, у Николая была выявлена задержка психофизического развития, остаточные проявления органического поражения головного мозга с признаками психического инфантилизма. Суд признал пятнадцатилетнего Николая виновным и приговорил его к трем годам лишения свободы условно, назначив принудительное амбулаторное наблюдение и лечение у психиатра.



^