01.08.2012
Мужчина, у которого восемь месяцев назад в БСМП умерла жена, опасается, что врачи, протянувшие с операцией 14 часов и потребовавшие за ее проведение деньги, уйдут от ответственности.
Мужчина, у которого восемь месяцев назад в БСМП умерла жена, опасается, что врачи, протянувшие с операцией 14 часов и потребовавшие за ее проведение деньги, уйдут от ответственности.

- 11 ноября прошлого года в 21.30 я вызвал «скорую помощь» моей жене Альбине – ей неожиданно стало плохо, появились сильные головные боли, нарушилась речь, онемела правая сторона туловища, - рассказывает Цыремпил Дармаев. – Экипаж «скорой» прибыл к нам только через 2 часа, хотя по стандарту время приезда составляет 16 минут. Жену доставили в приемное отделение БСМП. Врач приняла Альбину, провела томографию головного мозга и поставила диагноз – кровоизлияние в головной мозг. Дежурный врач заполнила журнал учета и на мой вопрос, какие медикаменты нужны, ответила, что ничего не нужно. Время на часах было 01.00.

38 тысяч на лекарства

Цыремпил с родственниками просидел в приемном отделении до трех ночи, но никаких сведений о жене и ее состоянии не узнал. Ранним утром он вновь пришел в приемное отделение, надеясь, что операция уже прошла, но заведующий отделением нейрохирургии и врач-нейрохирург пригласили его для разговора в ординаторскую.

- Они завели разговор о том, почему я не оставил им свой контактный номер телефона, дескать, операцию они могли бы провести еще ночью, - рассказывает муж пациентки. - Затем они спросили, где я работаю, какой у меня доход, имеются ли родственники в медицине. После этого они сказали: «Рабочая смена у нас закончилась», заставив меня буквально умолять о помощи моей жене. Тогда врачи сказали, что сделают операцию, но для этого им необходимы лекарственные препараты, которые написали мне на листочке, и назвали примерную их стоимость – 40 тысяч рублей. Они объяснили, что без этих препаратов проведение операции невозможно, и предложили мне найти эти деньги до начала операции, которую назначили на 10.00 этого же дня. Добавили, что лекарства постараются найти сами. Я, конечно, согласился.

Цыремпил уже через 40 минут сумел собрать нужную сумму и сразу же отзвонился врачам. Врач ответил ему, что нашел специалиста, у которого есть эти лекарства, но находятся они у него дома, в сейфе. Поэтому операция откладывается до 12.00, пока знакомый привезет препараты.

- В 13.00 мне позвонили и попросили подойти к административному зданию БСМП, - рассказывает Цыремпил Дармаев. – Когда я подошел, врач только что подъехал. Мы поднялись с ним в ординаторскую, там он мне сказал, чтобы я положил на стол деньги в размере 38 тысяч рублей, «чтобы врачи спокойно работали». Я положил и вышел.

«О деньгах не вспоминай»

Операция закончилась в 16.00. Со слов врачей, все прошло успешно, больную направили в реанимацию, где она находилась в коме до 15 ноября.

- В восемь утра 15 ноября на мой звонок в реанимацию БСМП мне ответили, что Дармаева Альбина Молотоевна скончалась десять минут назад, - вспоминает муж. – Когда я приехал в БСМП за телом жены, врачи пригласили меня в одну из палат и начали рассказывать, дескать, 12 ноября они работали в выходные для них дни, намекая мне, что деньги взяли именно за это. Я был в шоке. Намекали, чтобы я из-за этих денег не обращался ни в какие органы. Меня поразил тогда тот чудовищный цинизм и равнодушие к чужому горю так называемых «врачей», которые наживаются на смерти людей.

После смерти жены Цыремпил обращался с жалобами во все возможные инстанции, желая разобраться, почему умерла его жена и как так может быть, что за операцию в больнице скорой медицинской помощи с него требовались деньги. Управлением Росздравнадзора по Бурятии была проведена внеплановая проверка БСМП. В частности было установлено, что в тех лекарствах, которые требовали врачи от мужа пациентки, «необходимости не было». Все необходимые для лечения пациентки препараты были в наличии.

Врачи наняли группу адвокатов

Экспертиза по оценке качества медицинской помощи, проведенная в Санкт-Петербурге, установила, что «хирургическое лечение пациентки было проведено с задержкой – спустя 13 часов 45 минут от момента поступления и установления диагноза». И в заключении эксперты указали, что, несмотря на то, что «качество медицинской помощи ненадлежащее из-за наличия ошибок сбора информации и хирургического лечения (операция выполнена с задержкой)», «эти ошибки не имеют причинно-следственной связи с неблагоприятным исходом заболевания».  

По делу врачей было возбуждено уголовное дело только по статье «Мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения». Сейчас оно находится на финальной стадии расследования.  

- Со дня смерти моей жены прошло уже 8 месяцев, но никто еще не понес за это наказания. Я чувствую, что дело может не дойти до суда. Они наняли уже себе целую группу адвокатов. Думаю, врачи найдут себе покровителей в руководстве, суде, прокуратуре, полиции и справедливость никогда не восторжествует. Я обычный человек, и то, что случилось с моей семьей, может случиться с каждым. Не хочется, чтобы подобное повторилось с кем-то еще.

Альбине Дармаевой было всего 35 лет. У нее осталось два сына 13 и 15 лет.

Любовь Ульянова, «Номер один».
^