15.08.2012
Высшее образование Бурятии охватило практически 100 % выпускников школ

В вузах страны окончилась вступительная кампания. Много пота было пролито, много нервов истрачено абитуриентами, настало время подводить некоторые итоги. Они, как оказалось, довольно печальны.  
Высшее образование Бурятии охватило практически 100 % выпускников школ

В вузах страны окончилась вступительная кампания. Много пота было пролито, много нервов истрачено абитуриентами, настало время подводить некоторые итоги. Они, как оказалось, довольно печальны.  

За последние четыре года количество выпускников школ в Бурятии, то есть основной контингент будущих студентов, сократился, ни много ни мало, в два раза, с двенадцати тысяч в 2008 году до шести тысяч сегодня. И на целую тысячу человек с прошлого года.

Еще более плохая новость состоит в том, что мы все еще не достигли дна постсоветской демографической ямы. Сегодня из школ выпустилось поколение, родившееся в 1995 году. Следующие годы будут даже более скудными на выпускников, так как рождаемость падала вплоть до конца девяностых годов.

В этом году только Бурятский государственный университет набрал две тысячи девятьсот новых студентов – бюджетников и коммерческих, очников и заочников. Из них около девяноста процентов - выпускники этого года. Эти цифры означают, что почти половина всех выпускников Бурятии этого года поступили в БГУ.

Кроме БГУ у нас есть еще ВСГУТУ примерно с таким же количеством студентов и БГСХА, у которых студентов чуть меньше. И все они также должны заполняться, иначе сократится финансирование. Между тем, за последние четыре года, за то время, когда количество выпускников уменьшилось вдвое, число мест в вузах не сократилось. Кроме того, в Улан-Удэ работают филиалы еще шести университетов, а также множество частных академий и институтов.

Сегодня строятся новые мощные корпуса и стадионы, что ,конечно, хорошо, но встает вопрос, а для кого это все? Ведь все университеты, институты и академии должны заполняться за счет этих шести, а в следующем году возможно и пяти тысяч выпускников. Конечно, в Улан-Удэ приезжают получать высшее образование молодые люди из двух бурятских округов, Тувы, Монголии, Китая. Но их не так уж много, и их прибытие в полной мере компенсируется тем, что лучшие выпускники уезжают из Бурятии в другие регионы.

Таким образом, во избежание сокращения финансирования, которое привязывается к числу студентов, вузы всеми способами начинают бороться за каждого абитуриента. Что сводит конкурс к пустой формальности – берут всех. Конечно, для поступления на самые популярные направления был конкурс, но конкурс возник благодаря возможности одному лицу подавать документы в 5 вузов и на три специальности в каждом. Если абитуриент не попадает на престижную специальность – автоматически поступает туда, где конкурс ниже. Не пристроенным не остается никто.

В условиях тотальной войны за абитуриента вузы начали находить различные уловки, чтобы обойти конкурентов. Так, например, один из вузов применял даже метод угроз. Вопреки правилу, предписывающему вузам зачислять студентов в один день, представители этого вуза стали обзванивать своих абитуриентов раньше. Абитуриентам сообщалось, что если они срочно не сдадут оригиналы документов им, то потеряют свое место. Многие молодые люди, еще не знающие того, поступили ли они в другие вузы, решали довольствоваться «синицей в руке». После зачисления высшие учебные заведения продолжают цепляться за каждого студента. Практика отчисления за неуспеваемость практически сошла на нет. Ни о каких качественных знаниях при этом речь уже не идет.

Несложно догадаться, что если ничего не изменится, в скором времени сто процентов молодых людей республики будут иметь дипломы о высшем образовании. При этом большинство из них лишь числились студентами, и уровень их знаний в реальности очень и очень низок. Что означает полную дискредитацию высшего образования вообще и дипломов бурятских вузов в частности.

Владимир Бадмаев, «Номер один».
^