15.08.2012
Защитница прав детей Татьяна Вежевич развернула травлю двух 12-летних мальчишек
Защитница прав детей Татьяна Вежевич развернула травлю двух 12-летних мальчишек

Бурятия вновь прогремела на всю страну очередной нелицеприятной историей. «Первоклассницу насиловали прямо в школе», «Старшеклассники целый год издевались над девочкой», - пестрят заголовки федеральных и республиканских новостных лент. «Ох, снова эта педофилия!» – качают головой бабушки у телевизоров. «Повесить бы на фонарном столбе этих подонков», – вторят им мужики. Подогревает общий ажиотаж то, что одним из «насильников» оказался не кто иной, как внук директора школы! 

P1020888.JPG

Наши «старые знакомые» из передач «Пусть говорят» и с канала НТВ уже собирают вещички и спешат за очередной сенсацией к нам в республику. Так что же такое ужасное произошло в маленькой сельской школе? Из-за чего, собственно, поднялся весь этот сыр-бор? Корреспондент «Номер один» провел собственное расследование.

Школа насильников? 

Историю о том, что в одной из сельских школ старшеклассники якобы насиловали девочку, стала лакомым куском для журналистской братии. Тем более что информация подана с подачи уполномоченной по правам ребенка в республике – Татьяны Вежевич. О таком скандале спешат рассказать во всех красках, история быстро обрастает все новыми и новыми все более жуткими подробностями. Правоохранительные органы из-за такого резонанса начинают работать быстрее и… злее.

Картина для стороннего наблюдателя ясна – большие дети-подонки насиловали ребенка в школьном туалете, а учителя и директор закрывали на это глаза. Вывод: ребят наказать, недобросовестных педагогов и директора – уволить к чертовой матери.

Итог истории - 9 августа директор школы и завуч уволены. Классному руководителю пока решили только объявить выговор. Мальчишек решено поставить на учет полиции и контролировать всю их жизнь, чтобы не натворили еще что-то подобное. Школа в небольшом селе Солонцы прославилась на всю страну как школа насильников и подонков. Итак, справедливость восторжествовала? В этом деле можно ставить точку?                                                           

Не тут-то было. Самое примечательное в этой истории то, что все выше описанное происходит без суда и следствия. Преступниками тут назначены 12-летние мальчики (а не старшеклассники, вопреки разнесенной СМИ информации), потому в отношении них не может быть возбуждено уголовное дело. Велась лишь доследственная проверка, результаты которой, мягко говоря, ни к каким четким выводам не привели. С такой доказательной базой, если бы «насильники» были постарше и было бы возбуждено уголовное дело, довести до суда удалось бы едва ли. Кроме того, суд, как и полагается, взвешивает аргументы всех сторон. В этой истории все решила одна Татьяна Вежевич, которая вторую сторону просто игнорирует. В итоге два мальчика имеют меньше прав, чем матерые рецидивисты. У тех хотя бы адвокаты есть, и над ними не стоит «уполномоченная по правам ребенка».

Что было

Начнем с того что, никакого изнасилования не было. Мальчишек обвиняют в «насильственных действиях сексуального характера». Грубо говоря, «смотрели, трогали». Естественно, это тоже преступление, но будем называть вещи своими именами – ни о каком изнасиловании первоклассницы речи не идет. Установить сам факт того, что какие-либо действия сексуального характера были, как в случае с изнасилованием, здесь невозможно. Может быть, в данном деле есть какие-то другие доказательства? Или свидетели?

На самом деле к выводу о том, что преступление все-таки было совершено, пришли только исходя из рассказов девочки. Никаких других свидетелей происходящего или других неоспоримых доказательств нет и не было.

- Нам остается только доверять девочке, и на основании этого мы приняли решение, – говорит глава Мухошибирского отдела СУ СК РФ по Республике Бурятия Доржи Марков. - Психолого-психиатрические экспертизы подтверждают, что девочка не врет. Я не думаю, что девочка может врать по этому поводу.

Однако аналогичная психологическая проверка в отношении самого главного «насильника» также показывает, что мальчишка не врет, когда говорит, что ничего плохого не совершал. К тому же у него нет никакой сексуальной озабоченности. Это обычный двенадцатилетний ребенок, у которого на уме другие, совсем еще детские забавы и интересы. Равно как нет и предрасположенности к агрессии. Эксперты-психологи в его правдивости также не сомневаются.

«Выявленные у Шадрина индивидуальные психологические особенности не характерны для инкриминируемых ему насильственных действий сексуального характера. Анализ видеозаписи позволяет сказать, что в поведении подэкспертного нет жестов обмана. Поведение было конгруэнтным, что свидетельствует в пользу правдивости даваемых им показаний», - написано в акте экспертного исследования.

Почему же так вышло, что при практически равных заключениях о правдивости детей верят одному ребенку и не верят другому?

Небывалое единение 

Мы пошли за ответами на свои вопросы к родителям девочки. Но на порог дома нас не пустили. «Я никому не даю интервью!» - сказал отец девочки Николай.

Кстати, не побывав в самом селе, не поговорив с простыми жителями прямо на улицах, составить полную картину просто невозможно. А происходит сейчас в селе нечто невообразимое. Село гудит как разворошенный улей. Причем любопытно, что здесь нет разделения «за» и «против». Все как один уверены в том, что даже теоретически такого быть не могло, и не было. Откуда взялась такая уверенность?

- Чтобы понять всю ситуацию, нужно жить здесь многие годы, знать все. В данном случае, чтобы понять эту семью, нужно знать их. Если бы речь шла о том, что раздула все это не Наталья, а кто-то другой, я бы еще могла поверить, что это все могло быть. Но когда мы узнаем, кто именно тут замешан, то вопросы отметаются сами собой. Это человек со странностями, - уверена жительница села Татьяна Демехова.  

Возмущает жителей больше всего, что разбираться так, как нужно, никто не хочет. Сельчане уверяют, что они не стоят на чьей-либо стороне, а хотят добиться правды.

- У меня трое детей. Два сына и девочка растет. Вы что думаете, что я допустила бы, чтобы мой ребенок ходил в школу, где насилуют детей, а я буду молчать, да еще подписываться под письмом в поддержку директора? У каждого здесь дети учатся, но мы знаем тех ребят, которых обвиняют, знаем педагогов, знаем и Наталью, на что она способна, и уверены, что не было ничего такого, - говорит родительница Татьяна Демехова.

По поводу ЧП в школе состоялся сельский сход. Все единогласно высказались, что не верят ни единому слову Натальи - матери первоклассницы.

- Никогда в поселке такого единения народа не было! Мы на сход собрать больше 50 человек никогда не можем, а тут абсолютно все сами пришли. В проходах стояли, мест не хватило. И по сей день люди ходят, спрашивают, чем могут помочь, где нужно расписаться. Пришлось письмо оставить в магазине, чтобы все желающие свободно могли поставить подпись под открытым письмом в прокуратуру и СМИ, - говорит Татьяна Демехова.

P1020886.JPG

После того как люди узнали, что директор школы все же уволен, в школу потянулись бывшие выпускники, родители. Просто чтобы поддержать морально теперь уже бывшего руководителя. Кто-то плакал, не скрывая эмоций. Но мнение всех этих людей совершенно не берется в расчет.

Разбора не было

Пояснения преподавательского состава, вахтеров, детей, согласно которым воспроизвести тот день можно буквально поминутно, в расчет не берутся, потому что и учителя, и дети «находятся в прямом подчинении у директора школы - бабушки насильника».

Между тем, дежурившая в тот день старшеклассница утверждает, что видела, как тот самый мальчик на перемене выпиливал что-то лобзиком, готовясь к трудам. Остальные мальчишки сделали из бумаги самолетики и баловались ими. Во время дежурства школьницы в туалет в основном бегали только первоклашки, в туалете никто не играл, надолго не закрывался.

Плюс ко всему в этот день в 12 часов дня должно было состояться заключительное мероприятие: шла неделя в честь юбилея Некрасова. Ведущим на поэтическом празднике были те самые мальчишки, которых обвиняют в надругательствах над первоклассницей. По словам очевидцев, в промежутках между уроками мальчики повторяли свои слова, репетировали, волнуясь перед предстоящим событием.

Районный отдел образования вместе со школой провел служебное расследование всего злополучного дня. Выяснили поминутно, кто из мальчиков и где был, куда выходил, что делал. Сопоставили слова одноклассниц, всех, кто их видел. И пришли к выводу, что это страшное событие именно в тот день просто не могло произойти.

- Никто не застрахован, могло любое произойти. Не с умыслом, а просто балуясь, может, ребята и могли такое сделать. Но только не в этот день! Мы весь день проверили поминутно. Этого точно не было! – считает теперь уже экс-директор школы Мария Шадрина.

P1020899.JPG

Когда узнали о приезде Татьяны Вежевич, появилась надежда, что в деле наконец-то разберутся, выслушают всех – ведь эта некрасивая история тянется уже много месяцев. Однако вышло по-другому.

- Она приехала, накричала на всех. Сделала замечание, что в первом классе не преподается половое воспитание, не ведется воспитательная работа вообще. Откуда такие выводы? Она же не ознакомилась ни с отчетами, ни с планами, ни с документами по этому поводу. А что за половое воспитание в первом классе? Нигде в мире первоклашкам не преподают такой предмет! – недоумевает Мария Шадрина.

Роковой день заснят на фото 

Интересно, что весь этот день 17 февраля классный руководитель девочки Софья Иванова совершенно случайно решила запечатлеть на фото. Накануне ей подарили фотоаппарат, и весь день она снимала детей, чтобы оформить дневник отряда класса. Нигде на фото нет даже намека на подавленное настроение девочки или то, что она держится особняком. Везде улыбка, везде прекрасное настроение. А ведь, со слов пострадавших, девочку только что трое мальчиков за руки и за ноги уволокли в туалет, где держали насильно, зажав ей рот, чтобы криков никто не услышал. Пока над ней издевались, девочка плакала, кричала, вырывалась. А тут она спокойно рисует на уроке (причем рисунок светлый и позитивный), идет на экскурсию, барахтается в снегу, играет.

- Когда мы пошли на экскурсию, мальчишки убежали вперед, на речку, хотя я им не разрешала. Девочки остались со мной, а вслед за ребятами убежала одна Дина. Пришлось их догонять. Обратно я шла с ней за руку до самой школы. Никаких жалоб, плаксивости, признаков того, что ее что-то гнетет, я не заметила, - уверяет Софья Николаевна.

Фотографии также оказались никому не нужны и не интересны, и до сих пор не востребованы. Несмотря на то, что о их существовании все были осведомлены.

Свидетелей нет 

Как оказалось, у Татьяны Вежевич есть письмо от еще одной «свидетельницы», жительницы села (по совместительству подруги матери первоклассницы). Бездоказательное, эмоциональное письмо гласит о том, что в школе насильничают уже давно и регулярно. «Все девочки ходят в брюках. Мальчики затаскивают девочек в туалеты и глумятся над ними. Факты в отношении нескольких девочек зафиксированы следственными органами. Об этом невозможно больше молчать», - пишет женщина.

Жители села предполагают, что именно на основании этого письма, а также письма матери первоклассницы и сделала свои выводы Татьяна Вежевич. Защитница прав детей ни капли не сомневается, что факт имел место быть. И много говорит о том, что сексуальное насилие в этой школе происходило систематически. Мы поинтересовались у следователей, так ли это. Ответ следователей таков – вопреки словам «свидетеля» ранее ничего подобного в школе официально не фиксировалось. Примечателен и еще один факт – первоначально заявительница говорила о том, что насиловали не только ее дочь, а вообще многих девочек из первого класса. Одна из мам, чью дочь якобы тоже насиловали, поделилась с нами своими соображениями на этот счет.

- Дочь мне говорила, что видела, как эту девочку мальчишки закрывали в туалете на минутку, выключали ей свет, она испугалась и закричала. Никакого насилия моя дочь не видела. А когда дочь ходила на день рождения к той девочке (они подружки), ее мать подговаривала мою девочку сказать, что и ее мальчики насиловали. Подговаривала мама девочки и других детей, чтобы они подтвердили, что и с ними делали эти вещи, но это все неправда, - говорит мать одной из первоклассниц, которая приходила по делу как свидетель.

Следствие пришло к выводу, что реальных очевидцев происшествия нет. Кроме того, никаких действий сексуального характера над другими девочками произведено не было. Потерпевшая только одна. При этом в материалах дела есть и такое заключение относительно ее рассказа: «По поведению девочки на видеозаписи сказать определенно, дает она правдивые или ложные пояснения, невозможно».

Странности 

Странно, что родители первоклассницы преследуют только одну цель – увольнение директора и педагогов. К мальчишкам и их родителям претензий почему-то не имеется. Может быть, объяснение всей этой истории и кроется в неприязненных отношениях между матерью девочки и директором школы? Конфликты между ними были, это также установленный следствием факт.

Интересно, что увольнению директора долгое время сопротивлялись районные власти, видимо, не доверяя выводам следователя. В итоге «виновники» были стремительно уволены сразу после того, как Татьяна Вежевич выступила в СМИ со своими громкими разоблачениями. К делу быстро подключилась прокуратура и вообще вся государственная власть в республике. Районные чиновники не смогли противостоять такому давлению.

Татьяна Ефимовна уверена в своей правоте на все 100 %, у нее сомнений в том, что ЧП действительно было, никогда не было, и нет сейчас. Причем доводы у нее один другого смешнее.

P1020980.JPG

- Мы проводили и свое расследование, мы увидели просто тот самый туалет. По-видимому, шпингалет в нем не раз выбивали, там гвоздь на гвозде. Косвенно это тоже подтверждает, что там происходит что-то ненормальное. Если дверь в девичий туалет постоянно разбита. Также в планах воспитательной работы ни в школе, ни у учителя нет вообще разделов правового и полового воспитания, – говорит Татьяна Вежевич.

Но самое главное, она ссылается на то, что следственный комитет и прокуратура сделали свою работу и пришли к тем выводам, которые мы имеем нас сегодняшний день. Сама же Татьяна Вежевич, судя по ее высказываниям, материалы дела попросту не читала. Или читала очень невнимательно. Кроме того, из ее слов становится понятным то, что увольнение директора школы стало своего рода местью за то, что ей посмели перечить.

- Когда учителя и директор встают в позу вместо того, чтобы отреагировать на сигнал данной семьи, и начинают доказывать, что это клевета, выдумка, начали искать подвохи, что родительница имеет какие-то виды, обиды… этим самым они совершили ошибки, которые сегодня привели к более серьезным последствиям в отношении данных должностных лиц, – сказала она нам, комментируя эту ситуацию.

То есть, получается, нужно было признать факт (не важно, имел он место или нет), и тогда бы никто никого не увольнял.

Клеймо на всю жизнь

Родители мальчишек намерены через суд доказать, что их дети невиновны.

- Я уверена на 100 %, что мой ребенок ни в чем не виноват, - говорит Маргарита Шадрина, мать одного из шестиклассников, обвиненных в преступлении. - Я не оставлю просто так это дело. В суд подаем сначала на следственный комитет, потому что закрыли неправильно дело. Они должны были написать, что не было такого факта, он не подтверждается. Потому что нет доказательств того, что ребенок мой виноват. Где доказательства? Слова этой девочки? Почему девочке верят, а мальчику нет? Он такой же ребенок!

Кроме того, в планах подать в суд и на Татьяну Вежевич.

- Почему решили тут верить именно девочке? Потому что на ее сторону встала Вежевич, не разобравшись ни в чем. Она оказывала давление и на следствие, и на прокуратуру. Мы будем судиться до последнего. Надо будет - пять лет, десять. Почему мой ребенок должен стоять на учете? Почему ему с детства портят всю жизнь, обливают грязью? – говорит женщина.

Было или нет в отношении первоклассницы применено какое-либо насилие, решать, конечно, не нам. Вряд ли в этом деле поставлена точка, вполне возможно, что дело будет отправлено на новое рассмотрение, и будет проведена еще одна проверка. Но хочется быть уверенным в том, что, защищая интересы одного ребенка, не будут погублены судьбы двух других, которые, вероятно, ни в чем не виноваты. Давайте представим, что мальчишки ничего плохого не делали. Но клеймо насильников будет теперь на них пожизненно, и кто знает, к чему это приведет, когда ребята повзрослеют и поймут, в чем именно их уже обвинили. Повторюсь - без суда и следствия. Без достаточных доказательств.

Василиса Шишкина, «Номер один».


^