22.08.2012
В Гусиноозерске у одной умершей бабушки оказалось сразу две могилы
В Гусиноозерске у одной умершей бабушки оказалось сразу две могилы

Еще в декабре прошлого года ушла из жизни 81-летняя жительница Гусиноозерска Вера Ивановна Еранская. Но мысль о покойнице до сих пор не дает покоя ее родственникам. Все дело в том, что из-за действий похоронной фирмы до сих пор никто достоверно не знает, где именно похоронена женщина.

Ветеран войны и труда Вера Ивановна проживала одна, близких родственников, друзей у нее не было. Разве что добрые люди вызывались помочь, ходили за продуктами, ухаживали за пожилой женщиной. Помогала, как могла, и дальняя родственница Тамара Михайлова, которая периодически заходила к ней, несмотря на то, что и сама находится в преклонном возрасте.

Так уж случилось, что, когда женщина умерла, в квартире никого кроме нее не было, только любимые домашние питомцы – собака и две кошки. О том, что с женщиной что-то случилось, соседи поняли спустя несколько недель после ее смерти. Квартиру вскрыли и обнаружили бездыханное тело. В это время родственница - Тамара Михайлова - болела и сама не выходила из дома. О том, что Вера Еранская ушла из жизни, она узнала намного позже, из телефонного разговора с одной из знакомых. Бросилась стала выяснять подробности случившегося и то где похоронена Вера Еранская. И была шокирована тем, что узнала.

Веру Ивановну похоронили в одной могиле с двумя другими людьми как «невостребованный труп». Искать родственников, несмотря на то, что найти их не представляло труда, никто не стал Церемониться с телом пожилой женщины также не сочли нужным - двое мужчин и одна женщина разделили одну общую могилу на троих.

Как оказалось, на захоронение «безвестных» тел государство выделяет по 6 тысяч рублей. Закапывать несколько таких тел в одну могилу, получается, довольно прибыльно… Одного из мужчин, погребенных в этой могиле, впоследствии тоже отыскали родственники. Для того чтобы перезахоронить его, пришлось эксгумировать тело.

- От родственников этого мужчины, которые проводили эксгумацию, я узнаю, что Еранская лежит даже не в гробу, а просто голая в черном пакете валяется в яме. Рядом остался еще труп другого мужчины, - рассказывает Тамара Ивановна.

Тамара Михайлова обратилась в организацию, которая занимается перезахоронением, с просьбой поместить тело Еранской в отдельную могилу.

- С этой просьбой я обратилась в муниципальную организацию, которая отвечает за такие вопросы. Мне ответили, чтобы я принесла одежду, и ее перезахоронят. Вещи я передала и попросила, чтобы сделали фотографии, когда произведут перезахоронение, – рассказывает Тамара Михайлова.

Пенсионерка купила памятник, оградку, венок и на время оставила на хранение в магазине ритуальных услуг. Затем началось странное. Ночью на кладбище появилась новое захоронение с крестом, на котором было имя Веры Еранской. Из-за того, что никаких документов при сооружении могилы никто не оформлял, работники кладбища в присутствии участкового ее вскрыли. В яме глубиной всего 80 см лежали старые покрышки от автомашин, а сверху кусок фанеры. Долгое время покрышки, раскопанная яма, валяющийся рядом крест - все это так и лежало на кладбище. Затем кто-то вновь соорудил здесь подобие могилы и поставил крест с табличкой, где написано имя Еранской.

Нонсенс, но сейчас на кладбище находится две могилы с именем Веры Ивановны Еранской. В которой из них покоится женщина (если она вообще есть в одной из них), никто достоверно не знает. На все просьбы и заявления разобраться в ситуации Тамаре Михайловой никто не отвечает. Мысль о том, в каком состоянии, как упокоилась ее родственница, до сей поры не дает покоя пожилой женщине.

- Она же не какая-то там бездомная. Она ветеран войны и труда, медалей столько! Какое это кощунство так поступать с телом! - говорит Тамара Ивановна.

Для надгробия Тамара Михайлова выбрала самое лучшее фото из фотоальбома Веры Еранской. На снимке молодая, красивая и счастливая женщина.

- Как посмотрю на это фото, слезу ручьем льются. Кто знал, что ее жизнь закончится вот так? За что ее так? Почему? – вопрошает со слезами на глазах пожилая женщина.

Василиса Шишкина, «Номер один».
^