05.09.2012
Чиновники не хотят нести ответственность за пробки и общественный транспорт

Чиновники не хотят нести ответственность за пробки и общественный транспорт

Геннадий Айдаев на прошедшей в понедельник пресс-конференции заявил, что в городе, возможно, будет проведен референдум на тему, а нужен ли нам вообще трамвай. Денег, дескать, на покрытие убытков трамвая нет, а им пользуется все меньше и меньше людей. 

Поводом для столь сильного заявления стала сессия горсовета, на которой депутаты и чиновники Улан-Удэ сошлись в схватке за трамвайные тарифы. Управление транспорта и связи города в лице ее руководителя Александра Хандархаева предлагало повысить цену до четырнадцати рублей. Депутаты были «против». В итоге вопрос просто отложили.

500 млн за билет

В дискуссиях стороны конфликта оперировали «экономически обоснованным» тарифом в 35 рублей за поездку. Дескать, только при такой цене трамвай станет безубыточным. Но даже школьникам понятно, что если повысить цены за проезд до этой «экономически обоснованной» цифры, никто не будет ездить на трамвае, кроме единичных оригиналов.

Для понимания ситуации необходимо пояснить, откуда берется эта цифра. В прошлом году трамвай перевез 14 млн пассажиров, потратив на это более 500 млн рублей. Одну цифру поделили на другую, вот и вышел «экономически обоснованный тариф». И если на городских трамваях в год будет ездить всего 1 человек, «экономически обоснованным» станет тариф в 500 млн рублей за один билет. Просто потому, что трамвай будет ездить по расписанию вне зависимости от того, пятьдесят тысяч человек на нем едет или пять.

То есть «экономически обоснованный» тариф – вещь очень условная и зависит, в том числе, и от числа перевезенных пассажиров. Чем больше пассажиров перевозит трамвай, тем меньше «экономически обоснованный» тариф. В теории, если бы все горожане стали ездить на трамваях, этот тариф мог составить и 10, и даже меньше рублей. Но мэрия и правительство республики воспринимают пассажиропоток в трамваях как некую абсолютную цифру, на которую никто и никак повлиять не в силах. И фиксируют, что из 35 рублей расходов население дает лишь 11. А на остальное – нет денег.

Путь в никуда

Но почему падает популярность трамвая? Во многом потому, что из-за убыточности работает муниципальный трамвай все хуже и хуже.

- Мы не делаем ремонт, капремонт – в сторону, текущий ремонт – в сторону, охрана труда – половину. Например, положено в год два костюма кондуктору, мы даем один, потому что нет денег. Мы начинаем с текущей деятельности урезать, положено каждый год заменять два километра рельсов -- мы не делаем. Ну, нет денег, и все, - рассказывает директор МУП «Управление трамвая» Николай Хонгоров.

На собранные с пассажиров деньги руководство может оплатить только самое необходимое – налоги, электроэнергию и зарплату работникам. На все остальное ни республика, ни мэрия денег практически не дают.

В итоге многих лет такого выживания почти половина путей находится в аварийном состоянии, больше половины вагонов требуют капитального ремонта или замены. По словам Николая Хонгорова, на части путей шпалы представляют собой труху, рассыпающуюся в руках. На улице Терешковой, например, ремонт путей не проводился больше тридцати лет, тогда как максимальная длительность эксплуатации рельсов и шпал составляет 15-20 лет.

Добавляют проблем многочисленные надзорные органы – Счетная палата, налоговая служба, Роспотребнадзор, Госпожнадзор и множество других. Например, выписывают штраф за то, что в вагонах зимой холодно. А холодно потому, что у Управления нет лишних денег и оно экономит на обогреве трамваев. Надзорный орган выписывает штраф, и ситуация становится еще хуже – денег и так не было, теперь еще штраф, пени и т.д. и т.п.

Смерть трамвая - рост пробок

Чтобы хоть как-то выжить, Управление трамвая и просило горсовет на прошлой неделе повысить тариф. По мнению Николая Хонгорова, если цена за проезд будет четырнадцать рублей, то даже с учетом некоторого оттока пассажиров в целом трамвай будет в плюсе. Это позволит хоть как-то «вздохнуть».

Если же смотреть на проблему не с точки зрения директора трампарка, а с общегородской, то все смотрится не так однозначно. По расчетам Николая Хонгорова, при росте тарифа на 3 рубля, 1-2 миллиона (из 14) пассажиров за год откажутся от трамвая. Куда они все денутся? Правильно, пересядут на маршрутные такси или купят собственные машины.

Это значит увеличение автопарка в городе, и к чему это может привести, видно уже сегодня. Каждое утро и вечер город задыхается в пробках. Более того, уже хроническими стали пробки на проспекте 50-летия Октября, на улице Балтахинова, на улице Бабушкина и Терешковой, где пробки возникают даже в обед. В прошлом номере мы писали, что пробки напрямую влияют на бюджет города, на самочувствие горожан, что также отрицательно отражается на экономической ситуации.

Западный некапитализм

Нигде в мире трамваи не пытаются сделать рентабельными. Потому что даже заядлые капиталисты не рассматривают общественный транспорт как самостоятельную экономическую единицу. Общественный транспорт -- это кровеносная система городов, и отдавать ее на откуп «невидимой руке рынка» нельзя. Сборы с населения составляют лишь двадцать процентов от доходов городского рельсового транспорта. Это максимум. Если взять западный пример за основу, то пассажиры улан-удэнского трамвая должны платить за билет лишь 7-10 рублей. Остальное должно покрывать государство или муниципалитет.

Но не надо думать, что со стороны республики или города это были бы траты впустую и деньги идут в «бездонную дыру». Совсем нет. Увеличение пассажиропотока на трамваях, а также на муниципальном автобусном транспорте самым благотворным образом повлияет на ситуацию на дорогах. Ведь пассажиров маршруток (соответственно, самих микриков) на дорогах станет меньше, так же как и пользователей личных авто.

Сокращение пробок, а в идеале их полное исчезновение, уменьшение износа дорог, сторицей компенсирует городу его затраты на трамвай и муниципальные автобусы. И для этого не нужно изобретать велосипед. Все всё понимают, главное – это желание компетентных лиц заниматься этим и готовность нести ответственность.

Коллективное безответственное

Сегодня ответственность за эту проблему никто нести не хочет. Всем известно, чем может обернуться исчезновение рельсового городского транспорта в Улан-Удэ. Но почему-то городские чиновники и депутаты горсовета отговариваются, что денег нет, что все деньги забирает республика. Республиканские чиновники и депутаты Хурала в это же время отмахиваются, утверждая, что городской общественный транспорт -- это вообще не их проблема.

И все закрывают глаза, потому что признать свою ответственность – не пустой звук. Если же никому из слуг народа общественный транспорт не нужен, то можно закрыть его как не прошедший экзамен капитализмом «советский анахронизм». При этом понятно, что как только произойдет что-то страшное – катастрофа трамвая из-за изношенности путей (а оно рано или поздно случится) или еще что-то, то непременно те же чиновники и депутаты будут кричать и требовать крови. Неважно чьей, главное, пожестче наказать. Но, объективно говоря, виноваты в проблемах трамвая прежде всего сами чиновники и депутаты. Они тратят деньги не туда.

Тьма в конце тоннеля

Город и республика под лозунгами борьбы с пробками тратят многие миллиарды на строительство развязок и ремонт дорог. То есть деньги в принципе есть. Но трамваям с этого «праздника жизни» не перепадает ни капли. Между тем, городу жизненно важно построить нормальную систему общественного транспорта. Это и только это может спасти город от пробок.

Прежде всего необходимо помочь городскому трамваю. И не только повышением тарифов, вообще надо ли их повышать – вопрос спорный. Увеличение тарифа до четырнадцати рублей станет лишь временной мерой, т.к. со временем электричество только дорожает, а с изношенностью путей, подвижного состава и сетей издержки эксплуатации растут. Это путь в один конец, и конец этот при сохранении существующего положения не предвещает ничего хорошего.

Если не восстановить государственное финансирование, трамвай умрет или своей смертью, или его остановят «надзорные органы». Так или иначе, затем вновь придется тратить огромные средства на преодоление многократно выросших проблем с пробками. То есть все эти нынешние многомиллиардные развязки не помогут. Может лучше сейчас начать хотя бы понемногу тратить на трамвай, чтобы потом не пришлось тратить еще больше на новые мосты и развязки?

Владимир Бадмаев, «Номер один».

^