05.09.2012
Неоабсурд на сцене Русского драматического театра
Неоабсурд на сцене Русского драматического театра

Одним из результатов работы театральной лаборатории «АртЭРиЯ» стал спектакль по пьесе известного современного драматурга Христо Бойчева «Оркестр Титаник». Трагикомическое шоу было представлено режиссером Артемом Баскаковым 30 августа.

В центре внимания – бродяги-неудачники: Мэто, Луко, Люба и Доко. Они живут на заброшенной станции. Собирают бутылки. Заливают свои горькие мысли водкой. И главная цель в их жизни - сесть на поезд, который бы увез их на другую станцию, где начнется другая жизнь. Однако поезда проносятся мимо. И вроде бы, где здесь абсурд, иллюзия, шоу? Ведь такая картина мало отличается от современной реальности, которую можно наблюдать и на улицах нашего города.

А шоу начинается с появлением Хари Худини, который «открывает истину» для главных героев, а именно: все, что мы видим вокруг, – иллюзия. В этом месте спектакль очень напоминает сцену из кинофильма «Матрица», когда ребенок показывает Нео, как можно взглядом согнуть ложку: «Попытайся понять правду - ложки нет».

Что, впрочем, неудивительно, тема социальной матрицы или сна, в который погружены все мы, - одна из вечных. В свое время ее поднимал, например, Будда, призывающий выйти из круга страданий.

«Конечно, это не то чтобы прямая ассоциация с российской действительностью - это неоабсурд, - говорит Артем Баскаков, режиссер спектакля «Оркестр Титаник». - Так как это неоабсурд, происходящее можно соотнести с любым местом в мире. Это может быть, например, в Болгарии, откуда родом автор пьесы Христо Бойчев. Почему пьеса настолько популярна во всем мире? Потому что это о нас, о людях, которые зависли во времени, которые живут прошлым и никак не могут сделать шаг вперед. Это настоящие люди, которые вынуждены жить в ненастоящем, в иллюзии».

Однако России постановка более чем близка. Мы все привыкли искать виноватых: правительство мы виним за уровень своей жизни, чиновников - за то, что сидим в очередях, мужей - за низкую зарплату, жен - за стервозность и т.д.

Героиня постановки Люба винит любовь: «Я столько сделала ради любви, столько отдала, а она в ответ не сделала ничего».

«Образ Любы – это поруганная любовь, - говорит Артем Баскаков. – Это потерянная женщина, у которой не получается, и она, как и остальные герои, винит кого-то в чем-то. И они не делают ничего, что бы помогло зажить по-новому. Они, по сути, отбывают свое время, и их жалко».

Если взглянуть на это с буддийской точки зрения, то можно увидеть, что таким образом мы накапливает себе негативную карму, и поэтому очереди не исчезают, а правительство не меняется. Если же говорить на психологическом языке, то жизнь настолько плоха только потому, что мы этого хотим. Все, что мы видим вокруг, - это проекция нашего сознания.

Вот и главные герои – плод воображения Доко.

«Все персонажи, кроме Доко, являются частью одного человека: любовь, чувство вины, ощущение неудачи, - говорит Артем Баскаков. – А Хари – это будильник. Просто так ведь мы не проснемся.

А вообще, если говорить по секрету, то для меня важная тема в этой постановке - это тема медведицы. В пьесе Бойчева на ней не заострено внимание: она проезжает на поезде или слышен ее рык, и все. Для меня очень важно, что медведица – это девушка, что это не просто медведь, который ходил на цепи. Ее  любит главный герой Доко, это дорогой для него человек».

Медведица, которая вручает Доко билет на поезд, - это своего рода все то хорошее, что было в человеке. И любовь к медведице позволяет Доко проснуться.

«В постановке много подтем, но самая главная тема для меня - это то, что человек освободился, - говорит Артем Баскаков. - Человек понял, что он существует, что он реален. В пьесе этот момент остается неопределенным. В конце, когда все персонажи ушли, остался только Доко, и он говорит: «Я буду ждать». На мой взгляд, такой открытый финал – какой-то безвыходный. Все исчезли, а Доко остался один, и ему плохо, но я не считаю, что это плохо. Когда человек понимает, что он реален, – это освобождение. Поэтому в нашей постановке конец получился иной».

Пьеса «Оркестр Титаник», действительно, популярна во всем мире. Помимо Улан-Удэ, постановку, наверняка, можно увидеть, как минимум, в 10 городах.

«Пьеса выигрышная, если ее правильно открыть. Для актеров, для режиссера. Она смешная, обаятельная, одновременно там есть глубокая мысль, но критики не любят ее, потому что она неидеальна и считается заезженной. Я, например, ее сильно сокращал. В оригинале есть ощущения повторов, затянутости», - говорит режиссер.

Для Артема Баскакова, выпускника ГИТИСа, это пятая постановка. После премьеры молодой режиссер выглядел взволнованным и слегка уставшим. Друзья и близкие поздравляли, дружески обнимая.

«Для меня премьера -- значит отпустить актеров, отпустить спектакль в плавание, - говорит Артем Баскаков. – Между двумя премьерами я пытался сравнить реакцию зрителей. Мне нравится, что публика хочет разобраться, пытается прочитать какие-то ребусы, и это важно заставлять душу и мозг работать».

Соня Матвеева, «Номер один».

Фото Сергея Примакова.


^