15.12.2004
Бурятия совершенно неожиданно получила поддержку в Москве по одному из наиболее острых экономических вопросов, стоящих перед нами последние годы.
— Мы много говорим о единстве страны и не всегда замечаем, как это единство подрывает тарифная политика, — заявил на V съезде партии "Единая Россия" ее лидер Борис Грызлов. — Можно ли признать нормальным состояние, когда в Бурятии киловатт/час стоит промышленности в разы дороже, чем в соседней Иркутской области? Естественно, что в результате практически любое производство в Бурятии становится нерентабельным.
В присутствии более чем двухсот депутатов Государственной Думы давней нашей проблеме диспаритета цен на электроэнергию (киловатт/час в Иркутской области стоит 28 копеек, в Бурятии — 1,08 рубля) была придана негативная окраска. Это вызвало бурное обсуждение вопроса в среде республиканских экономистов. Решение данного вопроса в пользу Бурятии при поддержке спикера Государственной Думы, которую он фактически программно пообещал, приобретает значительно более реальные формы.
— Постановление Правительства России ограничивает возможность энергосистем напрямую закупать электроэнергию у других энергосистем. "Бурятэнерго" в этом не исключение, — отметил заместитель директора ОАО "Бурятэнерго" Станислав Корякин. — Мы вынуждены покупать энергию либо на ФОРЭМ, либо у перепродавцов. Однако набирающая обороты реформа электроэнергетики предполагает отмену этого запрета, тогда иркутская энергия станет нам доступна, и у нас появится возможность снизить цены.
Однако энергетики не берутся предсказывать, когда это произойдет. Пока же за Бурятией де-факто утвердилось право получать компенсацию с Ангарского каскада гидроэлектростанций за то, что наша территория является водосборной для Байкала, а, соответственно, и гидроэлектростанций. Соглашение между Улан-Удэ и Иркутском предполагает поступление в наш бюджет порядка 40 миллионов рублей в год в виде так называемой гидроэнергетической ренты. В то же время экономика Бурятии, потребляющая порядка 1 млрд киловатт/час в год, из-за невозможности пользоваться иркутской энергией теряет, по самым скромным подсчетам, 200—300 миллионов рублей. Ведь водная система Байкала, которая и дает дешевую электроэнергию Иркутску, частью принадлежит также и нам. То есть эти потери — неестественные, они связаны с административными границами регионов.
— Идея по преодолению этой ситуации, выработанная в ходе совместной работы иркутских и бурятских экономистов, весьма стройна. — говорит Алдар Бадмаев, директор ЦПП "Макон", — Бурятия из бюджета финансирует масштабные работы по укреплению берегов рек водосборной зоны, занимается охраной и высадкой лесов по берегам рек. В результате этой деятельности уровень Байкала стабилизируется, что по предварительным расчетам позволяет "Иркутскэнерго" дополнительно вырабатывать порядка четырех млрд киловатт/час в год. При этом затраты иркутян не увеличиваются. То есть они без ущерба для себя могут продавать нам 1 млрд киловатт/час по цене даже ниже, чем они продают ее сейчас на ФОРЭМ. Мы же со своей стороны получаем возможность вести гибкую тарифную политику: направлять сэкономленные деньги либо в экономику, резко снизив тарифы, либо на новые природоохранные мероприятия, либо получить их в виде ренты в бюджет, расширив его социальные возможности. Это и есть схема устойчивого развития, о чем так любят говорить наши чиновники.
По мнению Алдара Бадмаева, на данном этапе реализация этого плана возможна при условии отмены запрета на прямые взаимоотношения между "Бурятэнерго" и "Иркутскэнерго" и заключении четырехстороннего соглашения с правительствами Иркутской области и Бурятии. Выгоду получают все участвующие стороны. "Иркутскэнерго" — дополнительную энергию, которую можно с огромной прибылью продать Китаю, где наблюдается энергетический голод; "Бурятэнерго" сможет снизить свои непосильные для экономики республики тарифы, а значит, повысить платежную дисциплину потребителей; Иркутск получает дополнительно налоги в свою казну, а Бурятия увеличивает свою ренту от водостока. Мало того, решается и серьезная экологическая проблема: реки Бурятии год от года мелеют из-за вырубки лесов, а масштабы природоохранных мероприятий в силу отсутствия финансирования мизерны.
— "Бурятэнерго" заинтересовано в закупках электроэнергии по более низким ценам, — ответил Станислав Корякин. — Если данный проект эту возможность даст, мы рассмотрим возможности включения в него нашей компании. Главное, чтобы сам проект был проработан, а механизм его реализации был прозрачен, и в первую очередь — для потенциальных инвесторов.
Проект в свое время получил одобрение и в Иркутской области, и в Бурятии, однако Правительство России сочло необходимым запретить самостоятельные контакты "Иркутскэнерго" с соседними энергосистемами. Правительство Бурятии на протяжении нескольких лет пыталось решить эту проблему, засыпая РАО ЕЭС и федеральные власти письмами с просьбами пересмотреть подход к проблеме, состоялся ряд встреч с Анатолием Чубайсом, однако хоть сколько-нибудь изменить ситуацию в нашу пользу не удавалось.
— Есть мнение: что написано в газете — то правда. — отметил Леонид Трошин, кандидат на пост сенатора от Народного Хурала Бурятии. — В федеральных властных структурах бытует другая фраза с похожим смыслом: что сказал в своей речи лидер правящей партии, на то власть и обращает внимание, то и берется в работу. Вопрос энергетики для Бурятии важен. Но такого рода глобальные проекты можно решить только с помощью системного подхода. Важна координация усилий разных сторон. Прежде всего надо изучить проблему, понять, в чем же состоят интересы регионов, и учесть их (в данном случае интересы Бурятии и Иркутской области). И позицию эту грамотно донести "до Москвы". Полагаю, этот шаг сделан. Во всяком случае проблема обозначена на федеральном уровне. И не кем-нибудь — лидером партии. Озвучив эту проблему Грызлов, таким образом уже взял на себя и на своих сторонников некие обязательства по ее решению. У меня сложилось впечатление, что проблема решаема.
Как считает Леонид Трошин, всем заинтересованным сторонам надо выработать совместную позицию. Возможно, она потребует изменения законодательства, потому как в данном случае интересы регионов противоречат действующим правилам. Мало просто подготовить проект нормативных документов, необходимо не дать недобросовестным чиновникам положить их под сукно. Кстати, прецеденты прямой закупки электроэнергии одной энергосистемой у другой есть. Например, в Ставропольской и Белгородской областях.



^