10.10.2012
«Компрессионный перелом позвоночника» - с таким непростым диагнозом прибыла 59-летняя улан-удэнка Мария Шевелева в БСМП. Но встретили в больнице женщину неприветливо – лечения никакого не оказывалось, а вокруг постоянно гремели строительные работы.
«Компрессионный перелом позвоночника» - с таким непростым диагнозом прибыла 59-летняя улан-удэнка Мария Шевелева в БСМП. Но встретили в больнице женщину неприветливо – лечения никакого не оказывалось, а вокруг постоянно гремели строительные работы.

Марию доставили в отделение травматологии, в котором вот уже несколько недель ведется ремонт. Причем такой, что, как говорится, пыль столбом. В одних палатах лежат больные, прямо напротив и за стенкой тут же ремонтируют другие помещения. То и дело раздаются оглушительные раскаты дрели, как пулеметная очередь. Запах краски доводит до головокружения и тошноты. Одна мысль о том, что здесь Марии Александровне придется провести ближайшие несколько недель, внушала ужас.

В крошечной палате вдоль стен четыре койки. Видимо, за отсутствием мест прямо посередине, возле дверей, водрузили еще одну, пятую койку. Здесь и предстояло лечиться Шевелевым. Впереди была мучительная ночь с запахами краски и отсутствием санитаров, которые могли бы подать судно человеку, не имеющему возможности подняться с постели. Вечером и утром у Марии была высокая температура и высокое давление. Медсестры все показания добросовестно сняли, но на этом почему-то их забота закончилась. Утром – то же самое. В девять утра давление замерено еще раз – оно стало еще выше. Но до половины первого, пока к Марии не пришла ее дочь, ни уколов, ни хотя бы просто таблетки типа «Энап» больной так и не предоставили. Теперь Мария мучилась не только от боли в спине, но и голова тоже раскалывалась на кусочки.

Ни о каком обследовании, а тем более МРТ не было и речи. На вопрос родственников, как можно лечить больных в таких условиях, лечащий врач Александр Сыремпилов пожал плечами, мол, ремонтируют тут у нас, делают палаты повышенной комфортности для «платников», что тут поделаешь.

Как выздоравливать в таких условиях людям, которые и без того чувствуют себя неважно, уму непостижимо. Поэтому многие, не дожидаясь окончания лечения, просятся пораньше выписаться домой, где им будет хотя бы обеспечен покой. Или перебираются в другие лечебные заведения, где, как правило, за нахождение приходится выкладывать немалые деньги.

- БСМП является единственным учреждением, которое оказывает экстренную медицинскую помощь. Поэтому закрыть, например, травматологическое отделение не представляется возможным. Поэтому любые ремонтные работы будут проходить параллельно с приемом больных, - считает заместитель председателя Комитета здравоохранения г. Улан-Удэ по лечебно-профилактической работе Анна Басанова.

А вот в управлении Роспотребнадзора на эту проблему смотрят кардинально по-другому:

- Ремонт текущий или капитальный должен проводиться без функционирования помещения. В некоторых случаях при необходимости допускается функционирование, но при условии надежной изоляции от ремонтируемых помещений, - заявляет заместитель начальника отдела санитарного надзора Управления Роспотребнадзора по Бурятии Ольга Ухина.

Как считают в Роспотребнадзоре, найти выход из любой ситуации можно и нужно. Уплотнить одну часть отделения, огородить другую каким-то образом, хотя бы плотной пленкой - все это при желании можно организовать, сделав все для того, чтобы больные не страдали от дискомфорта.

Василиса Шишкина, «Номер один».
^