10.10.2012
За арестом Садыка и обысками в «Дылаче» стоит государственный холдинг и оффшорные компании
За арестом Садыка и обысками в «Дылаче» стоит государственный холдинг и оффшорные компании

Шоу с участием вертолетов, автоматов, масок и исчезнувших в районе офисов «Дылачи» людей заинтересовало общественность из-за редкости подобных мероприятий в Бурятии. Но если отбросить антураж, выясняется, что ничего необычного не происходит. Идет процесс построения «государственного капитализма» в рамках существующей «вертикали власти». Нефрит Бурятии дождался своей очереди.

4 октября в офисе семейно-родовой общины «Дылача» по улице Цивилева в Улан-Удэ, а также на участке «Медвежье» в Баунтовском районе случилась силовая акция с обысками. С участием вооруженных людей в масках с оружием, авиационного транспорта и прочих атрибутов, свидетельствующих о серьезности данного мероприятия. Обыски продолжались несколько часов. Результатом стали обвинения, предъявленные «Дылаче», и исчезновение одного сотрудника семейно-родовой общины в не известном до сих пор направлении.


Не рейдерский захват  

Сразу после завершения обысков руководство «Дылачи» объяснило журналистам свою версию происходящего и предоставило некоторые документы. Многочисленные комментарии можно свести к двум прозвучавшим предложениям: «Они пытаются нас сломить. Считаем это рейдерским захватом организации».  

Кто такие «они», в «Дылаче» не конкретизировали до сих пор. Зато вечером 5 октября МВД по Бурятии сообщило: «По факту кражи нефрита в отношении неустановленных лиц из числа руководства «Дылачи» возбуждено уголовное дело. Действиями общины причинен материальный ущерб в особо крупном размере. Максимальное наказание предусматривает лишение свободы на срок до десяти лет со штрафом».

В ответ на такую новость «Дылача» не стала кричать о своей беде в самой Бурятии, но поспешила прямиком в Москву. Там, неподалеку от Кремля, в стенах Общественной палаты России эвенки объяснили, как их притесняют. В ответ получили на словах недюжинную поддержку от всероссийского уполномоченного по защите прав предпринимателей Бориса Титова. Который громко заявил: «Это из области фантастики и какого-то совершенно нецивилизованного государства».

На этом публичная часть заканчивается. И пока никто не может толком объяснить, что происходит. Между тем, веры в официальную версию в подобных делах нет никакой, ведь в России законы нарушают многие, но третируют единиц. Версия рейдерства также не убедительна – управление «Дылачой» могут перехватить только граждане, являющиеся эвенками, входящие в эту «семейно-родовую общину». Юридический статус этой организации очень своеобразный. Эту «фирму» невозможно ни продать, ни переписать на других лиц. Что же тогда происходит на самом деле?

Республике нефрит не по зубам  

Для понимания происходящего необходимо оценить вообще те изменения, которые происходят в нефритовой отрасли Бурятии последние несколько лет.

Начать необходимо с провальной попытки республиканских властей навести в отрасли «порядок». Власти Бурятии основной проблемой отрасли называли отсутствие существенных налоговых поступлений и продажу в Китай нефрита-сырца с низкой добавленной стоимостью. Решение проблемы виделось в том, что нужно выводить отрасль из тени и развивать в республике производство конечных изделий из нефрита, чтобы продавать в Китай дорогую продукцию. Была даже создана государственная компания, в которой планировалось консолидировать отрасль. Но попытка реформирования и подчинения себе частных лицензиатов типа «Дылачи» и прочих через создание республиканских корпоративных структур не удалась.

Добытчики нефрита работали по принципу «закон - тайга, черпак - норма, а прокурор – медведь». Они без особых усилий дали отпор инициативам местного правительства. В результате публичные планы про нефрит поутихли, компании, добывающие ресурс, опять замолкли и вновь начали работать по старинке. Гул вокруг нефрита на пару-тройку лет утих, и ничего, казалось, не предвещало бурных событий в нашем «медвежьем углу».

Двойной удар  

До 2012 года нефрит продолжали добывать в большей степени «понятийным» методом. Грузили вагонами на экспорт, правительству показывали некоторые цифры, чтобы там не шумели почем зря. А все вопросы отрасли решались через «крыши» – криминал или силовиков. «Крыши» между собой благополучно уживались, деля между собой опт, розницу, ниши и клиентов. Нефрит местным желающим перекроить рынок был не по зубам.

Однако недавнее громкое заявление министра внутренних дел по Бурятии Александра Зайченко на последней сессии Народного Хурала порядком изменило картину бытия. Докладывая депутатам о задержании криминальной группировки Садыка, министр заявил: «Помимо разбоев, грабежей, вымогательств, группировка Садыка занималась незаконным оборотом нефрита». Также, по его словам, возбуждение еще одного-двух уголовных дел по нефриту находится «в высокой степени готовности».

По сути это был анонс шоу в «Дылаче». Получается, что власть в течение месяца сначала ударила по криминальной «крыше» нефрита в Бурятии, а затем, не выходя из темпа, ровно так же бодро «влупила» и по относительно легальным добытчикам, обвиняя их в хищениях.

Это потрясло основы нефритового мироустройства, незыблемого все последние годы.

Москва - в деле  

Активное участие федеральных силовых ведомств одновременно по всем фронтам в отношении нефрита может говорить только об одном. О пристальном внимании федерального центра к отрасли. С чем не смогла справиться республиканская власть, с тем пришла разбираться федеральная. Со всем набором инструментов, имеющихся в наличии.

Отсюда и аресты криминала. Отсюда и участие в обысках на «Дылаче» не местных, а московских силовиков. Но отсюда и стоны «Дылачи» сразу после обысков. Дескать, мы находимся под прессом контролирующих ведомств: «Мы ни в чем не виноваты, а нас прессует государство».

Руководство «Дылачи» на фоне событий и собственных заявлений, по сути, проговаривается о претензиях именно государства на свой бизнес. Что же такое «государство» в данном случае? Чиновники и полицейские сами добывать нефрит не полезут. Значит, это будут делать компании, близкие к государству. Ближе, чем эвенкийская «Дылача».

Вероятно, на местных компаниях в Бурятии решили ставить крест из-за недостаточной лояльности, выраженной в величинах налогов, связей с криминалом или других видах «непатриотичности». Кто придет на смену?  

Государственники в оффшорах  

В сентябре 2011 года в Улан-Удэ тихо, без пафоса была создана некая «Русская нефритовая компания». Зарегистрирована фирма по улице Ербанова, 12, то есть в гостинице «Байкал-плаза». Генеральным директором оказался весьма известный в Бурятии человек – Валерий Халанов. Генерал ФСБ, бывший руководитель ведомства по Бурятии, глава «Корпорации развития Забайкалья». Блестящая карьера, влиятельный человек. Безусловный государственник.

Учредителем «Русской нефритовой компании» на сто процентов является «Русская цементная компания». Как видим, с названиями сильно никто не стал мудрить, зато все доходчиво. Дальше более интересно. В учредителях «цементной компании» значатся окологосударственный холдинг «Сибирский цемент» с долей в 26 процентов, государственные «Ростехнологии» - 24,9 процента. Есть и оффшорные компании - кипрская «Плотфорд Холдингз Лимитед» – 25,1 процента, кипрская «Глэмстен Файненс Лимитед» – 19 процентов и в качестве экзотики - панамская «Сатторсон Холдинг С.А.» с 5 процентами. Образовалось все это дело тоже недавно, в апреле 2010 года.    

Маленькая деталь. Во время спецоперации против «Дылачи» в Баунтовском районе, куда силовики прилетели на вертолетах, на месте событий находился главный геолог «Русской нефритовой компании». Он даже дал комментарий о происходящих событиях одному из местных телеканалов. И это совершенно не случайно.

Безусловно, между событиями с Садыком, с «Дылачой» и «Русской нефритовой компанией» нет никакой связи удостоверенной, кроме оказии с главным геологом. И речь вообще не о связях между событиями. А о новых игроках, которые, оказывается, уже вошли в регион, уже осуществляют хозяйственную деятельность. Делают это, правда, незаметно, без презентаций и релизов. Например, «Русская нефритовая группа» в сентябре 2012 года уже получила право на изучение, разведку и добычу нефрита на участке Окинский на 25 лет.

В связи появлением влиятельных и богатых игроков, в лице холдинга «Сибцем» и госкорпорации «Ростехнологии», заканчивается целая эпоха в добыче нефрита Бурятии. Во-первых, в отрасль приходят структуры агрессивные, обладающие государственным административным ресурсом, в том числе силовым. Во-вторых, нефрит на федеральном уровне замечен, оценен, и принято решение им заниматься вплотную. Значит, заниматься будут «по-государственному». В рамках вертикали власти, сугубо жестко и прагматично. Сантиментов и уговоров более не будет. Кого-то просто посадят, кого-то принудят к сотрудничеству на своих условиях.

Виктор Золотарев, «Номер один».
^