29.12.2004
"Здесь живут люди почти со всех районов Бурятии, - говорит Булат, молодой парень лет 30, — они переселяются в основном из деревень, потому что там нет работы, зато спиться можно очень легко". Он уже год как построил маленький домик в пригороде и живет в нем вместе с семьей без прописки и электричества. За последние два года вокруг кладбища на Мелькомбинате возник целый поселок таких вот переселенцев.
Если нас снесут, будем строиться снова
Когда-то это жуткое место голубело издалека, а теперь кладбища практически не видно: его закрывают частные деревянные дома и свежие заборы. Во многих дворах за прошедшее лето успели поставить только "коробки", где-то построили маленькие времянки, из труб которых по утрам идет дым. Некоторые участки обнесены столбиками — строительство на них начнется с приходом весны. Новых жителей не смущает вид кладбища из окна. Для них это не главное, гораздо важнее иметь стабильный заработок и дать детям возможность получить хорошее образование. Многим людям просто негде жить. Жители "нахаловки" понимают, что живут здесь незаконно и что однажды к ним могут прийти и попросить покинуть обжитые места, но они готовы к этому.
— Если нас снесут, будем строиться снова где-нибудь на другом месте, что уж поделать, — говорит новосел-нелегал. - - В деревне делать нечего, а здесь я уже работу нашел. Некоторые берут на работу и без прописки. А то, что кладбище рядом, так это ничего, бояться надо живых.
Проблема самовольного захвата земли — проблема не из новых.
— Это проблема всего города, наша общая головная боль, — говорит Олег Леонидович Андреев, заместитель главного архитектора города. — В районе мелькомбинатского кладбища есть как законные застройки, так и "нахаловка". Как правило, самовольной застройкой занимаются те люди, у которых просто нет денег купить земельный участок или квартиру. Ведь земельные участки у нас предоставляются людям через торги.
По словам Олега Леонидовича, только через гражданский кодекс можно решить проблему самовольщиков. Так, в частности, к ним могут быть применены такие меры как снос незапланированных застроек. Органами государственного надзора выдаются предписания о сносе построек, если же человек не желает исполнять предписание, орган надзора составляет протокол и направляет его либо в федеральную, либо в республиканскую, либо в муниципальную исполнительную власть, т.е. тем, в чьем конкретном распоряжении находится данная земля. На основании этих протоколов собственник земли может подать в суд. Bозможно, проблема незаконного захвата земель на Мелькомбинате пока не стоит столь остро для городских властей, тем самым давая незаконным жителям поселка надежду и суля неразрешимые проблемы в будущем. Как показывает практика, городские власти начинают боротся с "самовольщиками", когда их число переваливает за сотни и когда законное решение по сносу уже способно вызвать настоящий социальный взрыв.
Пока же люди с опаской встречают чужаков и боятся говорить о своей жизни. Обеспокоенная нашим приходом девушка из дома у дороги сказала, что она приехала в гости из деревни и ничего не знает о законности или незаконности этого дома, а хозяев дома нет, они на работе.
Чтобы разъяснить ситуацию относительно близости к застройкам кладбища, мы обратились за комментариями в Центр государственного санитарно-эпидемиологического надзора города.
— Кладбище это когда-то возникло стихийно, — объясняет Ольга Сергеевна Саранчина, санитарный врач отдела коммунальной гигиены ЦГСЭН. — Сейчас оно давно уже узаконено и относится к третьему классу опасности.
Проходя по территории кладбища, Ольга Сергеевна рассказала, что согласно санитарным правилам и нормам от 2003 года, санитарно-защитной зоной вокруг данного кладбища может считаться расстояние в 300 метров, т.е. в пределах этого расстояния, начиная от ограждений кладбища, не должно быть ни жилых домов, ни детских учреждений, ни других подобных объектов.
— А здесь, вот посмотрите, — Ольга Сергеевна показывает рукой на постройки, — от силы 15 метров, какие тут могут быть дома! В санитарно-защитной зоне, конечно же, нельзя бурить скважины или рыть колодцы. Об этом гласит один из пунктов свода санитарных правил и норм. Вода здесь по стандартам не подходит для питья.
Эту информацию нам подтвердили и в МУП "Водоканал". Пока еще жители "нахаловки" используют привозную воду, которую они берут на местной водокачке, но рано или поздно люди начнут искать воду на своих участках, ведь с приходом весны жители займутся огородом, а возить воду на тележке более чем за полкилометра согласится не каждый.



^