29.12.2004
Прошлая сессия была ознаменована накалом страстей прежде всего из-за спора двух принципиальных установок "местный — не местный". После того, как Хурал не смог избрать члена Совета федерации от республики, в Москву в Администрацию Президента России был приглашен Александр Лубсанов. Там главе парламента Бурятии недвусмысленно дали понять, кого поддерживает Москва. Однако Хурал решил по-своему.
Накануне очередного тура выборов сенатора от Хурала его исход был всем сторонам далеко не очевиден. Во-первых, двое ранее заявленных кандидатов на этот пост, в частности Степан Калмыков и Александр Коренев отказались от участия в борьбе. И появился новый, но уже баллотировавшийся ранее в сенаторы кандидат — Иннокентий Егоров. Выдвижение последнего, видимо, стало полной неожиданностью для команды Леонида Трошина. Тем не менее, большинство наблюдателей склонялись к мысли, что и в этот раз результатом станет "боевая ничья". Спор между кандидатами велся в плоскости "у кого связи больше". Судя по привлеченным к агитации людям, "связей" оказалось больше у Леонида Трошина. Так, например, в его поддержку выступил депутат Думы первый заместитель председателя Комитета по безопасности Николай Ашлаков. Он очень ярко и недвусмысленно охарактеризовал Леонида Трошина:
— Представляя сегодня вам нашего кандидата, должен сказать, что это человек, который имеет очень большой опыт и очень большие связи. Он может эффективно работать во благо республики и принести пользу. Это готовый человек, которому можно ставить задачи, можно спрашивать с него, он готов работать с каждым из присутствующих, дать вам все свои координаты вплоть до номера мобильного телефона.
Были и другие выступления в поддержку кандидата Трошина, акцентировавшие внимание депутатов на его широких возможостях. Однако всем этим разговорам неожиданно и очень эмоционально возразил не успевший снять с себя депутатские полномочия федеральный чиновник Виталий Морозов.
— "Связи, связи... Мы как будто с вами на каких-то "терках" находимся. Слово "связи" здесь употреблять неправильно, — сказал Виталий Морозов. — Есть опыт работы, и человек понимает, как и какой бюджетный механизм действует. Все это Иннокентий Егоров прошел. Деньги, бюджет — это все техническая работа. А если яма, то из ямы никакие знакомства не вытащат. Невозможно прийти вечером и договориться. А технически, если есть опыт, желание, то результат будет. Мне кажется, когда Егоров работал в правительстве, он нормально работал, если он сенатором станет, он реально будет работать. Я считаю, что по итогам его работы мы должны быть по-человечески благодарны ему. Это мнение не в разрез "Единой России", он за "Единую Россию" будет биться рядом с вами. Он достоин.
Возможно, это эмоциональное выступление Виталия Морозова и принесло победу Иннокентию Егорову. В итоге он набрал необходимые для прохождения в Совет Федерации 33 голоса. Леонида Трошина поддержали 26 депутатов. Против всех проголосовал один кандидат.
— Первая задача — мы должны в течение двух дней встретиться с депутатами, чтобы решить как мы будем работать, отработать правила игры, чтобы не было обид, что человек уезжает в Москву и забывает родину, — отметил в интервью, данном нашему корреспонденту сразу после избрания, Иннокентий Егоров. — Хочется поблагодарить депутатов, которые проголосовали за меня, они приняли мужественное решение. Во второй раз я выдвинулся потому, что было много обращений от депутатов, чтобы я снова выдвинул кандидатуру. Самое главное работать на результат, а связи — второй вопрос.
Иннокентий Егоров, сел на любимый конек своего конкурента Леонида Трошина и стал выступать за объединение всех лоббистских возможностей представителей республики в Москве. Он заявил, что в настоящее время им уже ведется работа по объединению москвичей-выходцев из республики. Целью является создание делового клуба при московском землячестве, которая объединит наших земляков.
Ряд наблюдателей отметили не совсем бесспорную победу Иннокентия Егорова. В частности указывается на то, что Виталий Морозов по своему статусу — а он является чиновником федерального уровня исполнительной власти — не может быть депутатом регионального парламента, а значит, его голос вполне может быть аннулирован. Однако спикер республиканского парламента Алескандр Лубсанов на прошедшей в понедельник пресс-конференции отметил, что пока Леонид Трошин воздерживается от юридических действий.
— Заявления, оспаривающее решение НХ, от Леонида Трошина не поступали ни Советский, ни в Верховный суд, — прокомментировал ситуацию Александр Лубсанов. — Информация о намерениях Леонида Трошина обжаловать решение сессии НХ — это пока только слух, письменно она не подтверждена. Виталий Морозов является и по сей день депутатом Хурала. Я дважды делал запрос в отдел кадров министерства, с ним лично беседовал. Он считает, что имеет право быть депутатом по одной простой причине, что пока его учреждение — федеральное агентство — не входит в реестр государственных учреждений. В правительстве России изменились структуры, а реестр не изменился. Так вот Виталий Морозов юридически не является государственным служащим. Во-вторых, голосование было тайным, как голосовал Морозов, мы не знаем. Он мог выступать в поддержку Егорова, а после выступления его могли переубедить. Поэтому, есть ли перспектива обжалования решения депутатов, сказать трудно.
Судя по всему, Бурятия наконец обрела второго представителя в Совете Федерации.



^