25.10.2012
«Рыбные» чиновники России душат байкальского омуля финансовой удавкой. Таких мрачных времен, как нынешние, омуль не знал никогда. Федеральное чиновничество в последние годы быстро уменьшает объем средств, выделяемых на искусственное воспроизводство омуля. В Бурятии все знают, какими будут результаты прекращения этой работы, – омуль исчезнет.
«Рыбные» чиновники России душат байкальского омуля финансовой удавкой. Таких мрачных времен, как нынешние, омуль не знал никогда. Федеральное чиновничество в последние годы быстро уменьшает объем средств, выделяемых на искусственное воспроизводство омуля. В Бурятии все знают, какими будут результаты прекращения этой работы, – омуль исчезнет.

Эксперимент над Байкалом

Интерес профильного чиновничества РФ к омулевым делам скоро сравняется с нулем. В 2009 году на воспроизводство омуля выделялось 47,2 млн руб. А в 2012 году -- всего 25,3 млн руб. На 2013 год выделят еще меньше - около 21 млн. Федеральным чиновникам явно наплевать на Байкал, омуль, байкальских поморов и прочих аборигенов. И Бурятия пока никак не отреагировала на прямую и явную угрозу омулю, а значит, и интересам населения республики.

Все последние годы «федералы» как будто ставят эксперимент: давайте снизим финансирование... ух ты – выпустили личинок. А давайте еще сильнее урежем финансирование – ого, опять выпустили омуль. А ну-ка, теперь дадим им самую мизерную сумму, какую никогда не давали, и скажем, чтоб готовились выпускать личинок омуля без поддержки бюджета.

«Задание на выпуск продукции, которое устанавливается Москвой, обычно всегда составляло около 1 миллиарда личинок и примерно 11 млн мальков омуля. Если посчитать по госрасценкам, то на инкубацию 1 миллиарда личинок омуля должно выделяться 56,3 млн рублей. Плюс молодь – на 10 миллионов мальков должно приходить 32 млн. То есть должно выделяться около 88 млн рублей… Но госконтрактом на 2012-2013 годы предусматривается выпуск только мальков, в количестве 6,4 млн. На это выделен 21 млн рублей, – говорит заместитель генерального директора ОАО «Востсибрыбцентр» Олег Хомутов. – Мальков омуля мы вырастим и выпустим, иначе пойдут штрафы за невыполнение госконтракта. А вот миллиард личинок, который тоже будет в будущем году выпущен в Байкал, оплачен предприятию не будет. Каким образом покрыть огромные убытки от инкубации, выпуска личинок омуля - неизвестно».

На пределе

Этот сезон предприятие будет проводить на пределе своих экономических возможностей. Ежегодный выпуск 1 миллиарда личинок и 11 млн мальков омуля позволяет поддерживать омулевую популяцию на некоем приемлемом уровне.

Рыбоводное предприятие бьется из последних сил, мобилизует последние ресурсы, все сильнее «затягивает пояс», отказывается от развития. Рыбоводы получают нищенскую зарплату, нет модернизации, расширение тут видят только во сне.


«Вечно затягивать пояс невозможно, – говорит Олег Хомутов. - Есть точка, за которой стоит банкротство предприятия... Объем выпуска личинок остается прежним, а денежное сопровождение госзаказа каждый год падает. Федеральные чиновники планомерно двигают нас к банкротству. У них всегда находятся более привлекательные для них направления. Астрахань - осетр, Дальний Восток - лосось, северные моря. А где взять средства нам? Никакой инвестор-миллионер в разведение омуля никогда не придет. Как устроена наша работа? Мы инкубируем, выращиваем, выпускаем, а добывает омуля потом кто-то другой».

Сейчас финансовая поддержка искусственного воспроизведения омуля в Байкале со стороны федерального центра пришла к историческому минимуму. Такого катастрофического уровня господдержки не было никогда ранее. Сие даже сложно назвать нормальной поддержкой. Больше походит на издевательство…

Удар на добивание  

Несколько дней назад Федеральное агентство по управлению госимуществом прислало письмо, в котором предложено рассмотреть перспективу деятельности рыбоводных заводов при полном отсутствии целевого финансирования из федерального бюджета. Видимо, у чиновников федерального уровня «нужда» в отношении омуля пропадает окончательно, и потому конкурсов на воспроизводство проводиться не будет.

«В связи с возможным сокращением целевого финансирования воспроизводства водных биоресурсов озера Байкал просим вас направить информацию по осуществлению основного вида деятельности Общества с достижением положительных финансовых результатов без участия в конкурсах на выполнение работ по искусственному воспроизводству водных биоресурсов озера Байкал для нужд Федерального агентства по рыболовству. С указанием источников финансирования», - пишут московские чиновники в указанном письме.

40 % омуля, который сегодня существует в толще Байкала, имеет искусственное происхождение. Он вышел с заводов «Востсибрыбцентра». Южная популяция омуля, «большереченская», вообще полностью воспроизводится искусственно. После постройки иркутских ГЭС и другой хозяйственной деятельности на юге озера не осталось рек, куда он может зайти на нерест. «Идет на Култушную, в устье ткнется, а там дальше уже болота… Это раньше были речки», -- свидетельствуют специалисты.

«Бурятия не имеет права финансировать воспроизводство омуля на Байкале, хотя для нас это имеет большое значение, и для Иркутской области тоже. Но ведь существуют сферы, относящиеся к предмету совместной деятельности РФ и регионов. Сферу охраны, воспроизводства и добычи омуля надо сделать сферой совместного ведения РФ и Бурятии», -- говорит Олег Хомутов.

Это предложение является оптимальным выходом из тупика, куда «федералы» заводят омуля. Финансирование искусственного воспроизводства, проведение конкурсов можно было бы передать в ведение республиканских властей. А контролирующие функции -- надзор за выпуском личинок и молоди, утверждение квот на вылов омуля, борьбу с браконьерством -- и научное изучение оставить в ведении Росрыболовства и РАН. Правительство РБ и Народный Хурал относились бы к работе рыбоводных заводов значительно внимательнее. В этом нет сомнений ни у руководства ОАО «Востсибрыбцентр», ни у рядовых специалистов-рыбоводов.

Но здесь возникает вопрос: знает ли хоть кто-то в правительстве, парламенте Бурятии о сегодняшней катастрофе, происходящей с финансированием Москвой рыбоводной деятельности? Или там имеют представление только об омуле «на рожне»?

Между тем, действовать надо немедленно. Если омулевый вопрос не перевести в сферу совместного ведения РФ и РБ, то неизбежное банкротство ОАО «Востсибрыбцентр» будет самым громким банкротством республики.
А исчезновение омуля – будет самым главным итогом «эпохи Наговицына».

Властям не до омуля

Инициатива должна исходить от Бурятии и ее представителей в парламенте России. К одному из последних - госдумовцу и олигарху Михаилу Слипенчуку (зампред комитета Госдумы по природопользованию) - рыбоводы уже обращались за помощью.

«Мы к нему обращались, у него есть Фонд содействия сохранению озера Байкал. Он дал задание Цыренову (один из руководителей Фонда. – прим.). Но мы с ним уже полгода встретиться не можем. Хотим заключить договор о совместной деятельности с Фондом, чтобы он профинансировал инкубацию хотя бы 100 миллионов личинок, о чем предварительная договоренность была достигнута. А Цыренов не может назначить время для встречи, видимо, у фонда есть дела поважнее, например, празднование пятилетия перелета какого-то воздушного шара через Байкал», – говорит наш собеседник.

Рыбоводы готовы обращаться к кому угодно. Хоть в международные организации. Ведь Байкал является официальным Участком мирового наследия. РФ взяла на себя обязательство сохранять его экологическое благополучие, поддерживать видовое биоразнообразие.

Бурятские рыбоводы, как никто, осознают, что назад из небытия омуль уже не выплывет. Многотысячелетняя история омуля в Байкале закончится.

Петр Санжиев, «Номер один».
^