31.10.2012
Загадки поразительных цифр сгоревших лесных площадей
Загадки поразительных цифр сгоревших лесных площадей

С выпадением снега можно закрыть пожароопасный период, что позволяет подвести некоторые не совсем веселые итоги. По официальным данным Байкальской природоохранной прокуратуры, число очагов по сравнению с прошлым годом сократилось более чем вдвое. С 1525 пожаров в прошлом году до 729 в этом. Но радости от этого никакой.

Запрет, дожди и лицензия

Как оказалось, количество пожаров перешло в качество – меньшее количество пожаров уничтожило лесов почти вдвое больше, чем в прошлом году. «Пройденная пожарами площадь» в 2011 году составляла почти 78 тысяч гектаров, а в этом году она выросла до ста тридцати тысяч га. Таким образом, можно констатировать грустную статистику - «эффективность» пожаров возросла более чем в три с половиной раза. Если в прошлом году один очаг пожара уничтожил пятьдесят гектаров лесов, то в нынешнем году уже сто восемьдесят.

Небывалые дожди сильно помогали пожарным в этом году. Тотальный запрет на нахождение в лесу в пожароопасный период длился практически большую часть лета.

Кроме того, с 1 января 2012 года действует закон об обязательном лицензировании деятельности по тушению пожаров. Как всегда, закон, какой бы он ни был, исполнялся ужасно, вплоть до того, что регламент по лицензированию был опубликован лишь в марте, когда в Бурятии уже начинали полыхать первые пожары. Это привело к тому, что ко времени ранневесенних пожаров ни одна организация не имела права тушить пожары. Но со временем механизм, пусть и со скрипом, но сдвинулся с места, и организация наземной и воздушной охраны вместе с пятью особо охраняемыми территориями получили лицензии.

Все эти благоприятные обстоятельства привели лишь к тому, что количество очагов стало меньше. Причем, фактор погоды здесь, скорее всего, определяющий. Но эти очаги сожгли территории намного больше, чем в прошлом году, когда стояла страшная жара. Тогда механизм запрета на нахождение в лесу только-только отрабатывался, порой доходя до абсурда, когда лесозаготовитель не мог пройти на свою деляну, а на тушение пожаров лицензии не требовались.

Пожары в самых труднодоступных местах

Главный специалист отдела охраны лесов в Агентстве лесного хозяйства Игорь Пономарев рассказал, что причиной большой площади пожаров стала ранняя весна:

- В Закаменском районе произошли ранневесенние пожары, где не было снежного покрова. Там еще до марта началось горение. По ряду районов, например в Еравне, были зимние пожары, болота горели». Главная особенность пожаров этого года в том, что они происходили, в основном, в отдаленных и труднодоступных местах, чего, по словам чиновника, раньше не было.

«В Закамне горел «космос», зона космического мониторинга первого и второго уровня. Это места такого уровня, где лет двадцать еще никто работать не будет. В зоне космического мониторинга пожар тушится, когда есть угроза населенным пунктам или перехода в авиационную или наземную зону. Во-первых, туда технику, силы и средства доставить тяжело. Во-вторых, при ранневесенних пожарах применять технику тяжело, потому что земля мерзлая. Приходится работать только вручную», - сообщил Игорь Пономарев.

Недоработка чиновников

«Что значит «очаги находились в труднодоступных местах»? Для этого есть специальная техника, есть парашютисты, которые и тушат большинство пожаров», - парируют эксперты по лесу.

По их мнению, если цифры правильные и лесов действительно сгорело в два раза больше, чем в прошлом году, то это является конкретной и очень крупной недоработкой Агентства лесного хозяйства и наземной и авиационной охраны, за что конкретные должностные лица должны нести ответственность. То, что лес горит в труднодоступных местах, не является оправданием. К слову, в июне, по словам самого Игоря Пономарева, пожары в Закаменском районе тушили именно пожарные-парашютисты, приехавшие к нам со всех концов Сибири.

«Легализация» леса.

Но есть и второй вариант, в котором официальным цифрам особо доверять нельзя. В этом случае появляется широкое поле для разного рода интерпретаций. Прежде всего, надо отметить, что каждый пожар, и каждый гектар сгоревшей территории – это вполне реальные деньги из федерального бюджета. Поэтому появляется повод для манипуляций с цифрами.

«В госорганах принято в тяжелые годы занижать ущерб от пожара, потому что слишком большая площадь сгоревших лесов ведет к наказанию. Но их нужно как-то «легализовать», ведь горелый лес не перестанет быть таковым, даже если в бумагах он числится как стоячий. Для этого в хорошие годы (как 2012, например) к реальным площадям сгоревшего леса приплюсовываются устаревшие», - говорят эксперты. Таким образом, усредняются показатели по годам и заодно списываются леса, сгоревшие очень давно.

Хотя все может быть еще прозаичнее. По словам экспертов, горелый лес легче списать и продать, чем могут воспользоваться ответственные лица.

В агентстве, между тем, предупредили, что ситуация в будущем году может повториться. «Как известно, после ранних пожаров происходит бурный рост зелени, травы. Если в прошлом году травы в Закаменском районе было по колено, нынче уже по пояс. Нынче хорошо, что рано выпал снег, главное, чтобы он следующей весной рано не сошел. Если в будущем году снег рано сойдет, то мы ожидаем, что количество пожаров в Закаменском районе будет опять преобладать», - сказал Игорь Пономарев.

Таким образом, создается вполне отчетливое впечатление, что если и в следующем году леса будут гореть так же, а дождей будет меньше, то сгорит вся республика. Тогда вряд ли помогут даже такие экзотичные методы борьбы с пожарами, как, например, коллективные молебны и освящение территории республики с воздуха.

Владимир Бадмаев, «Номер один».
^