21.11.2012
На прошлой неделе неделе федеральные СМИ заполнили новости о бурятском нефрите. Заговорили крупнейшие газеты и самые влиятельные ведомства. Теперь республику, кроме Байкала, дацана и прочих культовых мест, начнут ассоциировать еще и с нефритом. Наш, казалось бы, локальный конфликт вокруг нефрита уверенно и бесповоротно стал федеральным. Серьезные люди и организации в Москве сражаются друг с другом по этой теме.
На прошлой неделе неделе федеральные СМИ заполнили новости о бурятском нефрите. Заговорили крупнейшие газеты и самые влиятельные ведомства. Теперь республику, кроме Байкала, дацана и прочих культовых мест, начнут ассоциировать еще и с нефритом. Наш, казалось бы, локальный конфликт вокруг нефрита уверенно и бесповоротно стал федеральным. Серьезные люди и организации в Москве сражаются друг с другом по этой теме.

Эксперты о нефрите

Иные регионы добывают калий, другие - апатиты, третьи тоже копают неведомые нам ископаемые, вероятно, нужные в хозяйстве. Мы добываем нефрит, причем, судя по федеральным СМИ, весьма экзальтированно, с участием многих составляющих в виде отдельных национальностей, силовиков, чиновников, китайцев, таможенников и прочих.

Первой в минувший четверг выстрелила «Российская газета», кстати, официальный орган печати правительства России. В большом материале поднялись основные проблемы добычи нефрита в регионе. В частности, «Явная ее криминализация, и отсутствие у государства рычагов для эффективного регулирования добычи ценного камня, и неспособность обеспечить адекватные налоговые поступления в бюджеты всех уровней».

Также «РГ» привела цитаты московских экспертов, недоумевающих от состояния дел в отрасли, способной приносить миллионные поступления в бюджеты.

- Легальная добыча нефрита в нашей стране есть, хотя статистика по ней отсутствует. По крайней мере, найти ее не удалось, - цитировала «РГ» ведущего эксперта УК «Финам менеджмент» Дмитрия Баранова.

Также интересно высказывание аналитика АКГ «МЭФ-Аудит» Константина Гречухина, процитированное прессой: «Проблема еще находится в той же области, как в свое время было с вырубкой леса. Никто ничего не покупал и не оформлял, а спокойно себе вырубал, сколько необходимо».

И, пожалуй, впервые не из уст федеральных чиновников с их дежурными фразами, но от экспертов и СМИ услышали, как в Москве реагируют на экономику Бурятии. «Нельзя сказать, чтобы та же Бурятия была в числе первых среди регионов с высокими темпами экономического развития», - говорит г-н Гречухин. По его словам, для решения проблем нефритовой отрасли «необходим комплексный подход. Люди должны быть обеспечены рабочими местами в других сферах экономики. Это также позволит снизить случаи криминального характера в отрасли».

Прозвучало со страниц «РГ» и толковое предложение: «Можно составить законодательный перечень требований к лицам, желающим заниматься добычей. Если, к примеру, у компании нет необходимых ресурсов для ведения геологоразведочных работ, то это уже может служить ограничением».

Связали несвязанное

Сутки спустя впервые про нефрит упомянула в громком тексте «Новая газета». В статье о том, что федеральный Минюст распорядился приостановить деятельность Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ до 20 апреля следующего года. Причиной названо несоответствие устава этой НКО законодательству. Конфликт между общественной организацией и Минюстом России идет с 2010 года. Казалось бы, нет никаких шансов связать ее долгоиграющие уставные проблемы и свежий случай с «Дылачей».

Однако первым примером давления государства и бизнеса на коренные народы Севера, из уст небезызвестного общественного деятеля Сулидзяги, прозвучали события на севере Байкала и в Улан-Удэ. Якобы, ассоциацию прикрыли из-за ее активной позиции против обысков на «Дылаче».

Впрочем, Ассоциация написала открытое письмо в адрес Владимира Путина, опубликованное в тот же день. Там благоразумно нет ни слова про «Дылачу». Зато налицо другая версия: «Проблемы у нас возникли после того, как Ассоциация на совещании на Чукотке с участием действующего в тот период президента РФ Медведева вынуждена была обратить его внимание на длящееся годами неисполнение Минрегионом России неоднократных Ваших поручений и правительства России по решению целого ряда жизненно важных вопросов коренных народов Севера».

Очевидно, что «Дылачу» впихнули в «Новую газету», что называется, «до кучи». Чтобы интересней казалось. Чтобы еще раз показать борьбу общественников против диктатуры.

Роснедра виноваты?

Ну и главное событие, которое опубликовали или процитировали все крупнейшие российские информагентства, стало заявление генеральной прокуратуры в отношении ситуации на «Дылаче». 15 ноября на официальном сайте впервые ведомством была дана оценка происходящему в Бурятии. В частности, было заявлено: «По выявленному факту хищения руководством СРЭО «Дылача» на территории Кавоктинского месторождения в Баунтовском районе республики нефритового камня весом не менее 20 т, причинившего материальный ущерб Российской Федерации в размере более 600 млн руб., Следственным управлением МВД по республике возбуждено уголовное дело по статье «Кража, совершенная в особо крупном размере». В ходе следственно-оперативных мероприятий по делу на складах, принадлежащих СРЭО «Дылача», обнаружено свыше 1,5 тысячи тонн нефритового камня, стоимость которого составляет более 3 млрд руб.».

Но не в этом была сенсация. Зато впервые официальными органами, да еще такими важными, как генпрокуратура, были обнародованы странные связи добытчиков нефрита с федеральным агентством Роснедра. Как следует из релиза: «В 2011 г. Федеральным агентством по недропользованию проведено 9 аукционов на право пользования участками недр, содержащими нефрит, расположенными в Республике Бурятия, которые признаны состоявшимися. Однако впоследствии приказами Роснедр итоги данных аукционов были аннулированы, а права пользования участками недр прекращены в связи с неоплатой победителями аукционов остатка предложенного размера разового платежа».

Как поясняют в генпрокуратуре, «В ходе проверки в действиях хозяйствующих субъектов, принимавших участие в аукционах, выявлены признаки нарушения ст. 11 Федерального закона «О защите конкуренции», которые выразились в согласованных действиях, направленных на завышение размера разового платежа за пользование недрами и создание ситуации, влекущей аннулирование результатов торгов».

Удар по коррупции

В переводе на обычный язык заявление генпрокуратуры означает ровно следующее: мы понимаем, что все концы истории с бурятским нефритом и с «Дылачей» находятся в кабинетах конкретного ведомства. Тайны нефрита последних двадцати лет -- в руках конкретных чиновников в Москве. Судя по жесткости релиза силового ведомства, им уже известно, кто ставил подписи под лицензиями, конкурсной документацией, аннулированием торгов и прочим.

Вообще, по мнению экспертов, именно Роснедра, а отнюдь не различные федеральные Минобороны или Минсоцразвития являются самым коррупционным ведомством в стране. Помимо нефрита, там еще и нефть, и газ, и уголь, и прочие богатства. Это отдельная вотчина в государстве, живущая по своим законам, отличным от прочих и общепринятых.

До заявления генпрокуратуры по бурятскому нефриту ранее силовики никогда не позволяли себе публично «наезжать» на ведомство, контролирующее вообще все недра страны. Это позволяет предполагать две вещи. Первое: нефрит Бурятии реально считается тем куском недр, за которые не стыдно сцепиться над ковром столь высокопоставленным ведомствам и людям. Второе: государство, вероятно, решило, что Министерство обороны, со своим Сердюковым будет отнюдь не единственным показательным примером борьбы с коррупцией в самых верхах. Следующими вполне могут быть Роснедра по всей цепочке до низу.

Артем Самсонов, «Номер один».
^