26.01.2005
Здесь у каждой девочки своя судьба, почти всегда нелегкая и трагичная. Они еще совсем дети, а пережили столько, сколько врагу не пожелаешь. Многие уже побывали на скамье подсудимых за грабежи, бродяжничество, убийство, за некоторыми из них числится по 6—7 преступлений — количество, достаточное для того, чтобы раз и навсегда встать на криминальный путь. И все же у этих девочек есть шанс в будущем жить нормальной, человеческой жизнью, найти работу, обзавестись семьей. Именно для этого работает это единственное на всю Сибирь и Дальний Восток спецучилище.
Надежда
Таких учреждений, как спецучилище N1 закрытого типа для девочек, в России всего четыре. Сюда по решению суда за совершенные преступления, направляются несовершеннолетние девочки в возрасте 11—18 лет.
15-летняя Валя попала в спецучилище из Петропавловска-Камчатского. Суд признал ее виновной в соучастии в убийстве. Девочка рассказывает об этом неохотно и как-то отстраненно, как будто все это произошло не с ней. О ее нынешней жизни рассказ получается более содержательный.
— Здесь я стала учиться намного лучше, а в своей школе я плохо училась, — говорит Валя. — У меня сейчас алгебра хорошо идет, я пятерки получаю. Хочу вернуться домой и дальше продолжать учебу. Мечтаю получить высшее образование, хочу выучиться на стилиста, здесь я получаю профессию швеи и это мне поможет поступить на стилиста. Училище для меня большой шанс.
— А почему раньше плохо училась?
— Не знаю... Здесь я поняла, что нужно учиться, и в жизни это пригодится. Дома я этого почему-то не понимала, может быть, потому, что не с теми друзьями связалась? Дома я гуляла по улице и думала: "Зачем мне учеба?" — а здесь я начала ходить на занятия, и мне это понравилось. Я поняла, как это интересно.
Здесь девочки живут, получают общее образование, а также специальность швеи, модистки головных уборов или повара. Воспитанницы приезжают из самых разных уголков Сибири и Дальнего Востока: Красноярского края, Якутии, Читинской, Томской областей, Сахалина, Бурятии.
— К нам девушки попадают за кражи, убийства, поджоги, наркотики, — говорит Цырен Эрдынеев, директор училища. — Девочки, конечно, очень проблемные. Не знают элементарных вещей, не умеют готовить, шить. А здесь учатся всему: у нас и огород свой есть и кружки рукоделья. Конечно, не у всех судьба складывается хорошо. Многие возвращаются к прежней жизни, дома их встречают старые друзья, и все начинается с начала. Но почти у половины выпускниц жизнь все-таки налаживается.
Условия содержания у девочек более чем хорошие. Уютные чистые общежития, четырехразовое питание, своя баня, спортивный зал, хореографическая студия, библиотека, комната психологической разгрузки. Есть даже свой автобус для поездок в город, а девочкам-сиротам выплачивается стипендия. Распорядок дня прост: сначала занятия по общеобразовательным предметам, потом обед, учеба в мастерских, а после девочки занимаются в кружках по своему желанию. Кто-то ходит на танцы или в тренажерный зал, кто-то увлекся вышиванием или баскетболом, и почти все работают на компьютерах.
— Он же компьютеры здесь в первый раз в жизни видят, наверное, поэтому занятия в компьютерном классе им так нравятся, — говорит библиотекарь и руководитель компьютерного кружка Ольга Павлова.
Вера
Самая главная цель педагогов училища — заставить детей забыть прошлое. Начинается все с символичной процедуры. Вновь прибывшим выдается чистая постель, одежда, шесть пар обуви: кроссовки, кеды, сланцы, туфли, сапоги, ботинки и набор предметов личной гигиены. А все старое идет в печку.
— Когда приезжает новая девочка, мы ей говорим: "О том, что было в твой прошлой жизни, никому не рассказывай. Здесь ты начинаешь новую жизнь с чистого листа". — говорит Любовь Гомзикова , заместитель директора по воспитательной работе. — И о их прошлой жизни никто им не напоминает, наоборот: мы стараемся по возможности их хвалить за успехи, за хорошую учебу, за умение что-то делать. Мы им постоянно стараемся привить мысль, что они должны работать. Хоть кем — дворником, санитаркой — но работать и развиваться.
16-летняя Ольга в этом году заканчивает училище. Три года назад она попала сюда за кражу. До этого Оля скиталась по подвалам, канализациям, потому что дома ее избивал отец.
— Я не хочу вдаваться в подробности, почему я сюда попала, у меня сейчас совсем другая жизнь, — говорит Ольга. — У меня появилась цель: я хочу закончить 11 классов и пойти учиться дальше. Хотела бы выучиться на проводника, мне нравится ездить по городам.
Элла из Сахалина в ближайшем будущем уедет домой:
— Я хочу, чтобы о нас в училище осталась хорошая память. Мне здесь очень помогли. Когда я приеду домой, буду помогать маме, буду учиться. Хочу стать бухгалтером. О том, чему я здесь научилась, можно долго рассказывать. Зато теперь, когда приеду домой, я сама смогу все побелить и покрасить. Хочу, чтоб дома было все, как у людей.
Сотрудники училища принимают огромное участие в судьбе девочек. Помогают разыскать родителей, устроится на работу. Если родители совсем непутевые, то добиваются лишения родительских прав, чтобы девочки получали хоть какое-то пособие. За время пребывания в училище у таких девочек на сберегательных книжках накапливается по 30 тысяч рублей.
— У каждой девочки своя судьба, свой жизненный путь, — говорит Людмила Федоровна, инспектор по несовершеннолетним. — Даже заканчивая училище, они к нам обращаются, как к родственникам, за помощью. И мы стараемся им помочь. Знаете, как душа радуется, когда мы получаем от них ответы, что жизнь сложилась нормально. Здесь они настолько привыкают к хорошему, что им не только самим хочется жить хорошо, но они родителей своих непутных начинают воспитывать. Вот у нас Таня Гаврилова была. Года два мы убеждали маму написать Тане письмо. Девочка к нам приехала вообще с нулевым образованием, писать не умела, и с маминой стороны отношение к дочке было никакое. А когда Таня сама написала ей красивым почерком письмо, ее мама начала с ней общаться, регулярно писать и вообще изменила отношение к дочери. Знаете, мы всем училищем плакали. У каждой девочки своя судьба, причем такая, что можно о каждой книгу писать ...
Очень ждут девочки писем от родных, но не всегда родители пишут. У многих они просто пьют. Есть здесь девочка, которой мама не писала три месяца: пропала, и все. Администрации училища пришлось обращаться в милицию. Оказалось, мать уже третий месяц пьет. Милиционеры по настоятельной просьбе педагогов стали регулярно ходить к матери-пьянице, чтобы та хотя бы под диктовку писала дочери письма.
— Девочки живут здесь неплохо, учитывая то, что попадают они сюда из трущоб, канализаций, чердаков... - - рассказывает Агния Абголдаева, старший воспитатель.— Конечно, и от нашего отношения многое зависит, и мы стараемся относиться к ним с материнской любовью. Они должны чувствовать, что нужны кому-то, что их судьба нам небезразлична. Мы учим их самостоятельно, честным трудом зарабатывать деньги. Этим летом девочки работали в фермерском хозяйстве и получили по 500—600 рублей. Эти первые заработанные своим трудом деньги они самостоятельно потратили на нужные им вещи: мы вместе с ними ездили на рынок за покупками.
Любовь
О своих выпускницах Людмила Федоровна Тайшихина, инспектор по учету несовершеннолетних, может говорить часами, показывая фотографии, которые присылают бывшие воспитанницы со всех уголков нашей страны. Вот письмо от Метелкиной Ани, в конверт девушка вложила пару семейных фотографий: она с любимым мужем, с сыном. В конце письма из Красноярска несколько слов: "Большое вам спасибо. Вы мне очень помогли. Если бы не вы, я не знаю, как сложилась бы моя судьба".
Оксана попала в улан-удэнское спецучилище по решению суда. За ее плечами были и кражи, и бродяжничество. Попади она в другое место, ее судьба, возможно, сложилась бы иначе. А сейчас это счастливый, нашедший свое место в жизни человек. Спустя четыре года после окончания училища девушка прислала письмо :
"Здравствуйте! Пишет вам бывшая выпускница Сосновская Оксана. Пишу для того, чтобы поблагодарить вас за то, что вы приняли участие в моей судьбе. Большое спасибо вам за то, что вы есть и будете всегда нести добро детям. У меня в жизни все сложилось очень хорошо. Недавно у нас с супругом была годовщина свадьбы. Я поступила в этом году в Иркутский филиал московского государственного технического университета гражданской авиации, буду теперь инженером-механиком. Работаю по-прежнему на авиационном заводе. У меня отличная свекровь и милый маленький сынок. Но иногда даже страшно подумать, что было бы, не попади я к вам, куда бы меня вывела кривая жизни — неизвестно. Надя Иванова родила вторую дочку, сама молодец, работает, держится. Таня Подгорнова живет в Москве, у нее муж — предприниматель и тоже есть сын. Еще раз большое спасибо вам и низкий поклон. С уважением, Оксана".
— Знаете, сколько нам писем пришло на Новый год! — рассказывает Людмила Тайшихина, — воспитанницы наши пишут, рассказывают, как они устроились в жизни. У Оксаны, между прочим, была очень тяжелая судьба. Когда она выпускалась, ехать ей было совершенно некуда. И мы ее устроили здесь работать уборщицей. Какое-то время она поработала, а потом решила ехать в Иркутск, там у нее какая-то подруга жила. В Иркутске она встретила парня из благополучной семьи, он тогда учился в институте, и вышла за него замуж. Его родители невестку очень хорошо приняли. И сейчас Оксана — наша гордость, пример для наших девочек, учится в вузе, работает на авиационном заводе.



^