26.01.2005
В духовном мире Бурятии назрел весьма больной вопрос. В последние годы на территории республики стало слишком много псевдошаманов, и деяния большинства из них не приносят людям пользы, скорее, наоборот — несут разрушение. Тагласова Вера Петровна, председатель Духовного центра бурятской народной религии "Боо-Мургол", говорит, что шаманов от Бога в Улан-Удэ наперечет. Но почему-то в последние годы многие люди называют себя шаманами. Причину такого положения вещей Вера Петровна видит в жажде наживы на людской беде.
— Псевдошаманы устанавливают высокую таксу, — рассказывает Тагласова Вера Петровна, — недавно к нам обратилась женщина, которая стала жертвой псевдошамана. За обряд этот человек попросил у нее сумму в размере 150 тысяч рублей. Женщина взяла кредит в банке, заняла у родственников, что-то продала, в результате собрала 115 тысяч рублей. На эти деньги "шаман" провел обряд. Но проблемы не решились, скорее, наоборот, они только усугубились.
В общем-то, порой люди даже и не понимают, что являются псевдошамананми. Многие проходят обряд посвящения только потому, что в роду были шаманы. Но на деле, не только этот факт может послужить поводом для посвящения поскольку, практически у каждого современного бурята есть шаманские корни. Человек прежде всего должен быть избранником богов, духов. И этот избранник должен пройти через испытания, страдания, шаманскую болезнь, которая чаще всего выражается в очень тяжелом физическом или душевном заболевании. Во время шаманской болезни боги и духи обучают избранника во сне. Но в большинстве случаев за шаманскую болезнь принимают общее недомогание организма или слабое здоровье. В результате человек идет не своим путем.
В прошлом году Вера Петровна стала председателем Духовного центра бурятской народной религии "Боо-Мургол", возглавляемое ранее Надеждой Ананьевной Степановой. И на сегодняшний день Вера Петровна обеспокоена тем, что после совершаемых псевдошаманами обрядов у людей возникают страдания — рушатся семьи, люди начинают болеть, попадают в аварии. В погоне за деньгами шарлатаны совершают обряды для тех людей, которым не могут этого делать. Дело в том, что родовые обряды предкам, духам умерших шаманов, заянам и божествам вашей долины должны совершать шаманы вашего рода, племени. Их избранники, которых они наделили особой сверхестественной силой, дали им право на проведение того или иного обряда, доверили свой код, обучили методике, технике проведения обряда именно по их канонам, нравам и обычаям. На голос своего избранника они быстро реагируют, молитвы-просьбы молящихся через его уста доходят легко и быстро.
— В советские годы шаманизм загнали в подполье, религия была на грани уничтожения. Тогда люди скрывали свои шаманские корни, уходили от этого, — объясняет Вера Петровна, — а в 90-ые религия начала возрождаться. Десять лет возрождение проходило в рамках нормы. Но последняя пятилетка охарактеризовалась тем, что стали появляться псевдошаманы. Почему-то в основном молодые парни, которые могли бы работать на производстве или на земле. Но они проходят обряд посвящения в шаманы и позже начинают заниматься наживой. Видимо, отсюда и пошли такие непомерные таксы.
По словам Веры Петровны, шаман от Бога никогда не сможет назначить человеку таксу, поскольку он во время обряда Небесного посвящения, стоя у своего шаманского сэргэ, дает клятву, глядя в Небо, чтобы услышали Божества, и глядя на собравшихся представителей своего рода, что не будет брать с людей непосильные суммы: "Много положат — радоваться не буду, мало положат — не обижусь". Но, несмотря на это, некоторые "шаманы" устанавливают очень высокие расценки за проведение религиозных треб.
— Свои таксы псевдошаманы очень умело отбеливают, — поясняет Вера Петровна, — мол, чем сильнее шаман, тем дороже его услуги. И люди в это верят. Это своего рода уже сложившееся мнение. Но на самом деле это не так. Чем шаман сильнее, тем он скромнее. Я считаю, мы должны начать какую-то борьбу с псевдошаманами. Поскольку их деятельность очень негативно сказывается на обществе. Погоня за легкими деньгами может обернуться катастрофой, и кто знает какой — землетрясением или еще каким стихийным бедствием. Мы живем у Байкала, где связь с космосом очень сильная, и если нарушать нормы, традиции, то последствия будут очень тяжелыми.



^