09.02.2005
В любом дацане мы непременно видим статую Будды. Сегодня буддизм трудно представить без его зримых символов и атрибутов. Главная фигура в "желтой религии", как некогда называли буддизм, разумеется, сам Будда. Его скульптурных изображений в мире великое множество. И они не появляются из ниоткуда, их делает человек. Глядя на Будду, верующие никогда не задумываются над тем, кто ее изготовил. Это один из признаков мастерства скульптора.
Скульптура Будды всегда пустотела, и это неспроста. Изпод рук мастера выходит просто оболочка. Перед тем, как поставить Будду на алтарь, скульптуру надо обязательно освятить. Есть специальный обряд, вкладывающий в фигуру неосязаемое внутреннее содержание. На буддийских вещах нельзя обозначать авторство. Художник не стремится как можно громче прокричать, что это сделал именно он. Главное для них — передать в бессловесной форме суть, философию и энергетику религии. А станет его имя широко известным среди верующих или нет — не так важно.
В преддверии Белого месяца нам удалось найти человека, который уже многие годы занимается изготовлением символов буддизма. Знакомьтесь — Дмитрий Булатович Будажабэ, скульптор из Улан-Удэ. Он занимается изготовлением буддийских атрибутов пятнадцатый год.
— На скульптора я профессионально нигде не учился, — говорит Дмитрий Будажабэ, — хотя с самого детства я очень хорошо рисовал и лепил. Вообще, в скульптурное дело я попал таким образом. В 1990 году начальник литейного цеха завода "Теплоприбор" Дамдинжап Ринчинович Ринчинов пригласил меня на работу. Работая там художником, я впервые столкнулся с темой литья. Меня это заинтересовало, стал помаленьку пробовать, потом все больше и больше. Начал изучать это дело, спрашивал у знатоков, читал книги.
Начиналась скульптурная работа Дмитрия с сувениров, затем пошли более основательные формы. А когда сталкиваешься с чем-то серьезным, поверхностных знаний уже недостаточно. Дмитрий постарался узнать буддизм глубже. Сначала было просто любопытно, потом интересно по-настоящему. В конце концов, он пришел к буддизму. В начале пути Дмитрий Будажабэ отдал немало времени и сил реставрации. Через его руки прошли десятки и сотни буддийских реликвий. К нему обращаются частные лица, верующие, коллекционеры, сотрудники музеев. Просто так изготавливать буддийские вещи нельзя, да и не получится, убежден наш собеседник. Надо быть, так сказать, правомочным для того, чтобы заниматься этим. Улан-удэнского скульптора благословил на эту деятельность Ешей Лодой Ринпоче, который в начале девяностых приезжал в Бурятию.
— Буддийское искусство символично, — говорит Дмитрий Будажабэ. — Нет ни одного элемента, который присутствует просто так. Каждый несет смысловую нагрузку. Мастер должен это знать сам, или рядом с ним должен быть компетентный учитель. Есть и тексты, объясняющие премудрости.
Несколько лет после получения благословления Дмитрий активно занимался совершенствованием своего мастерства. Но и сейчас скульптор не останавливается на достигнутом, потому что он очень самокритичен. Как рассказал Дмитрий Будажабэ, чтобы научиться изготавливать буддийские скульптуры, существуют специальные школы. Например, в Индии этому учатся от пяти до десяти лет. В России давно подмечено, что сапожник обычно сам бывает без сапог. У Дмитрия Будажабэ из своих работ дома практически ничего нет. Получив заказ, он изготавливает его и передает заказчику. На память о работе остаются только фотографии. Сколько его творений разошлось по свету, он не может сказать даже приблизительно. Его работы есть в Иволгинском, и в других дацанах Бурятии, в буддийских центрах не только России, но и Германии, Италии, Индии, в домашних алтарях верующих, а также в коллекциях людей, интересующихся культурой буддизма.
Работы талантливого мастера-самоучки жители Улан-Удэ видят на территории верхне-березовского дацана. Это небольшие бронзовые львы, стоящие по традиции по бокам от входа в строящийся храм Калачакры, для которого мастер сейчас делает скульптуру Калачакры. Также он готовит скульптуру Будды Шакьямуни и ряд других атрибутов веры и ритуальных принадлежностей для Цокшиндугана.
Вещи, которые канонизированы и изготавливаются в строгом соответствии с тысячелетними традициями, — главное направление работы улан-удэнского скульптора. Однако Дмитрий Будажабэ имеет немало работ, сделанных также в контексте буддийской культуры, но позволяющих импровизировать, — разнообразные курительницы, колокольчики, или, к примеру, скульптура воина Шамбалы.



^