23.02.2005
Подсчитан ущерб, нанесенный республике чрезмерно расплодившимися волками. В прошлом году потери составили более шести миллионов рублей. Это только задокументированный урон. Если еще учесть и незаявленный, то сумма увеличится в разы. Пострадало сельское и охотничье хозяйство Бурятии. Согласно прошлогоднему учету, в Бурятии обитает примерно 1600—1800 волков. Всех подсчитать, конечно, невозможно, но ориентировочные цифры именно таковы.
— Ситуация особенно обостряется в зимний период, — сообщил Степан Заливин, специалист Бурятского охотоуправления. — Когда встает Селенга, с монгольской территории начинается массовый приход волков, которые расходятся по Бурятии. Эта проблема возникает каждый год. Численность хищников особенно заметно возрастает в Закаменском, Джидинском, Селенгинском, Кяхтинском и Бичурском районах. В южной части республики ими наносится значительный ущерб сельскохозяйственному животноводству.
В северной части Бурятии, в Баунтовском районе, на севере Еравнинского — там, где отмечается большая концентрация копытных, проходят пути их миграции, — страдает в основном охотничье хозяйство. В прошлом году в нашей республике было добыто 315 хищников. В предыдущем — 266 волков. Как будет в нынешнем году, не знает никто. В стране идут реформы, монетизация, республике передали много новых полномочий. Найдутся ли деньги, чтобы поощрять охотников за уничтожение волка, — самый актуальный вопрос.
Борьба с волками в Бурятии ведется круглый год. Странно, но Минсельхозпрод республики, видя миллионные убытки, не выделяет на нее ни рубля, поэтому остается рассчитывать на другие источники. В некоторых районах местные власти стараются поощрять истребителей волков, но этого явно недостаточно. Пример подают заиграевцы, селенгинцы и закаменцы. Администрация награждает волчатников в основном натурой — зерном, овцематками, свиньями, лошадьми. Денег на местах нет.
Рост добычи волков, конечно, радует, но, к сожалению, широко вовлечь в охоту на волков простых охотников до сих пор не получается. Один капкан, к примеру, стоит около тысячи рублей! Больших облавных охот в нашей республике тоже практически не бывает. Во-первых, в Бурятии мало мест, подходящих для этого вида охоты. Во-вторых, облавная охота требует привлечения около 50 человек, а также высоких материальных затрат. При низких расценках на добытого волка это не окупается.
В прошлом году 60% добытых волков уничтожены работниками Бурятского госохотнадзора (профессиональными егерями). Большинство обычных охотников добывают серых хищников, случайно попавших в их поле зрения. Нынешней зимой в ряде районов прошли сильные снегопады. Много снега выпало в Закаменском, на юге Кабанского района, частично в Баргузинском. А вот в Еравнинском, Северобайкальском, Муйском, Баунтовском осадков было мало, там волк очень мобилен, быстро передвигается на большие расстояния и не испытывает затруднений в добыче пропитания.
Случаев нападения волков на человека, к счастью, не было. А вот о домашнем скоте этого не скажешь. Чаще всего жертвами хищников становятся овцы и лошади, коровы страдают меньше. Добравшись до отары овец, волк режет всех подряд. В итоге он заваливает добычи больше, чем способен съесть, — цифра доходит до тридцати овец! Уже было множество инцидентов в Селенгинском, Хоринском, Кижингинском и других районах. Несколько лошадей погибли от волков в Кабанском районе.
По свидетельству нашего собеседника, волки нападают не только на других животных, но и съедают друг друга. В Баунте недавно произошел такой случай. Проверяя отравленную приманку, которую ставили на волка, охотники увидели, что она съедена. Чтобы найти тело хищника, они пошли по следу. Выяснилось, что волк пал жертвой своих собратьев. Охотники вышли на место, где он окончил свой путь. Судя по следам борьбы, яд, который волк проглотил, еще не начал действовать в полную силу. Отравленный хищник был еще в силах и смог оказать напавшим сородичам сопротивление, но в конце концов его загрызли и съели. Съели даже голову, Остались только лапы. Что стало с победителями, узнать не удалось. Охотники потеряли их следы. Вероятнее всего, они тоже вскоре погибли.
Такие случаи для охотников не в новинку. Наверное, из-за них и родилась в России поговорка "тамбовский волк тебе товарищ". В позапрошлом году в Еравне трое волков расправились со своим отравившимся сотоварищем. Он им "отомстил" — двое напавших, пройдя несколько километров, пали. Так одна приманка уничтожила сразу троих хищников.
— Сейчас готовится проект Постановления Правительства Бурятии, — сообщил Степан Заливин, — в котором планируется установить новый размер поощрения за добытого волка. За волчицу — две тысячи рублей, полторы — за волка и пятьсот рублей за щенка. Все зависит от того, как отреагирует Минфин Бурятии на этот проект. Могут снизить размер выплат, а могут и вообще отменить.
В соседних Иркутской области и Красноярском крае к охоте на волков относятся гораздо серьезней. В Якутии охотникам выплачивается семь тысяч рублей за каждого добытого волка независимо от его возраста и пола. Курганская область дает четыре тысячи.
В холодные зимы активность волков заметно увеличивается. Uищнику надо больше пищи. Совсем истребить волков тоже нельзя, этот вид необходим природе. По научным расчетам, оптимальная их численность для республики — около трехсот голов. Сегодня, даже без учета постоянных набегов из Монголии, наших коренных волков в несколько раз больше нормы.
Монгольский волк поменьше, чем наш и имеет более светлую рыжеватую окраску. В поисках добычи он может углубляться вглубь Бурятии на весьма серьезное расстояние. При этом никакого взаимодействия по регулированию численности волка с охотоведами, егерями Монголии у Бурятии нет.
— Один из эффективных способов добычи волка — отстрел с вертолета, — говорит Степан Заливин. — Однако в республике он не применяется по причине дороговизны. Аренда вертолета сегодня обходится в тридцать шесть тысяч рублей за летный час. Ну кто сможет столько заплатить?.
Подобное мероприятие можно было бы осуществлять в рамках развития охотничьего туризма. Но на забайкальское "волчье сафари" спроса нет.



^