02.03.2005
Положение с правами человека в республике в 2004 году характеризуется как неблагополучное. К такому выводу пришли правозащитники республики после подведения итогов ежегодного мониторинга. Определенные положительные подвижки в обществе есть: многие люди уже не боятся судиться, подают массу кассационных жалоб, апелляций, но одновременно есть еще немало граждан, которые не знают своих прав и морально не готовы их отстаивать. Все это на фоне общей нищеты. В этом специфика нашего региона.
Мониторинг в российских регионах активно поддерживается Московской Хельсинкской группой — старейшей и крупнейшей правозащитной организацией страны. В нашей республике мониторинг осуществляется под руководством председателя правозащитного центра Бурятии Евгения Кислова.
— Житель Бурятии абсолютно не защищен от произвола правоохранительных органов, — считает Евгений Кислов. — Если взять годовые отчеты за несколько лет, то мы заметим, что ситуация весьма острая и мы не видим улучшения. Чрезмерная жестокость со стороны правоохранительных органов при задержании, во время следствия, во внеслужебное время.
Как отмечают правозащитники, пытки подозреваемых очень характерны для нашей республики. Они происходят, наверное, в каждом райотделе. Это в Бурятии становится обыденным, к сожалению. В то же время председатель правозащитного центра отмечает заметный прогресс в исправительной системе, местах лишения свободы. Прежде всего, это касается следственного изолятора. После того, как арест подозреваемого стал производиться только по решению суда, наполняемость улан-удэнского СИЗО снизилась в три раза.
— Раньше люди там по очереди спали, — отмечает Евгений Кислов. — Один спит, а двое ждут, когда он встанет, чтобы занять его место. Кроме того, сейчас уже нет проблемы того, чем кормить заключенных. Сейчас главная проблема как обеспечить их работой. Хоть в Бурятии и принята программа обеспечения заключенных работой, она практически не работает из-за недостатка финансов.
Как отмечают правозащитники, постепенно граждане начинают осваивать данные законами права и отстаивать их в судебных инстанциях. Например, суды Бурятии в прошлом году пережили наплыв исков от учителей. Педагоги требовали выплатить им компенсацию на приобретение методической литературы. Началось все в сентябре 2004 года. Учительница из Улан-Удэ подала в суд иск на Городское управление образования, Минфин и Минобразования Бурятии и потребовала выплатить упомянутую компенсацию. В ходе разбирательства судья вынес решение в пользу учителя — ей должны были погасить шесть тысяч рублей долгов, которые накопились за восемь лет. ГУО, не согласившееся с вердиктом суда, подало апелляцию, но потерпело неудачу.
Выигранный иск стал камешком, который обрушил целую лавину обращений в суды. Учителя увидели, что получить эти средства реально. Самый последний случай произошел в феврале этого года. Объединившись, подала коллективный иск группа учителей улан-удэнской школы N26. Скоро они тоже получат свои законные выплаты.
Много жалоб поступает в связи с жилищными вопросами. Людей пытаются выселить из аварийного жилья, не предоставив нормального жилья. В правозащитном центре был даже ряд дел, безуспешно тянущихся годами. В прошедшем году несколько таких дел благополучно завершились в пользу истцов.
Постоянно регистрируются нарушения прав инвалидов и детей, находящихся в Домах ребенка, интернатах и других закрытых учреждениях.
Правозащитный центр фиксировал случаи, когда людям, не обменявшим советские паспорта, отказывали в выдаче загранпаспорта, выселяли из ведомственных общежитий, не выдавали заработную плату, не признавали профзаболевания и многое другое.
С какими же правами человека у нас более-менее нормально? На свободу слова, к примеру, на формирование органов местного самоуправления. Как рассказал Евгений Кислов, ему ни разу не приходилось отмечать в докладах нарушения прав секс-меньшинств.
Зато правозащитный центр регулярно фиксирует нарушение права на свободу вероисповедания. Религиозные конфессии жестко разделены на традиционные и нетрадиционные. Идет активная поддержка властями конфессий, считающихся традиционными. Одновременно РПЦ отмечает элементы организованной травли некоторых протестантских конфессий.
— Право на собрания в целом соблюдается, — говорит руководитель правозащитного центра. — Хотя был вопиющий случай, когда у нас собирались экстрасенсы. Кто-то сообщил в правоохранительные органы, что собираются страшные сектанты. Прибыла милиция, одному московскому экстрасенсу сломали руку. Неужели была необходимость поступать так жестко? Хотя в целом власть достаточно терпимо относится к собраниям граждан, хотя они иногда бывают и несанкционированными.



^