09.03.2005
Минувшая пятница 4 марта надолго врежется в память супругам Хоменко. Средь бела дня, по словам Василия и Елены, они подверглись самому настоящему "беспределу" со стороны сотрудников улан-удэнской автоинспекции. Дело, свидетелями которого стали многие горожане, оказавшиеся в тот момент на месте происшествия, не ограничилось словесными оскорблениями и угрозами. Супруги были избиты, у них отобрали материальные ценности. Но обо всем по порядку.
Около 11 часов дня Хоменко на грузовой "Газели" возвращалисьиз своего коттеджа в город. В кузове автомашины погромыхивали металлические обрезки, оставшиеся после ремонта строения, которые Хоменко планировали сдать в пункт металлоприема в поселке мелькомбината. Казалось, ничего не предвещало крайне неприятного развития событий: ну, везут себе люди металл со своей дачи — что в этом криминального? Однако железо привлекло внимание автоинспекторов, которые, включив мигалку, догнали "ГАЗель" и потребовали остановиться. С этого-то все и началось.
Инспекторы (лейтенант и сержант) потребовали документы на машину и груз. Если с первыми все оказалось в порядке, то с бумагами на груз произошла заминка. Напрасно Василий Хоменко объяснял, что это его собственный металл. Мужчина даже был согласен на то, чтобы — если его груз вызывает у инспекторов какие-то подозрения — после составления протокола поехать в милицию и разобраться в спорном вопросе. Сержант принялся составлять протокол об аресте машины, владельца и груза. Однако его остановил подошедший лейтенант.
— Он сказал сержанту, что тот дурак, — рассказывал нам Василий Антонович, — и арестовывать они не имеют права. После чего сержант уничтожил протокол.
Инспекторы объявили Хоменко, что придется ждать ответственного по ГАИ, который во всем разберется. Ждали около часа. Наконец подъехала еще одна патрульная машина, в которой находились четверо (трое в форме и один в штатском).
Из заявления Василия Хоменко в прокуратуру Октябрьского района:
"Сразу же молодой сержант начал всячески оскорблять меня ("козел", "урод"), говорить, что если хочешь по закону, то сейчас тебя "прессанем" — и будет весь закон. Лейтенант из первого экипажа преднамеренно провоцировал драку".
Дело дошло даже до того, что один из инспекторов придложил спустить Хоменко "под лед". Не выдержав, из "ГАЗели" вышла Елена Александровна и на свою беду попыталась сделать инспекторам замечание. Сержант немедленно переключился на женщину. Осыпав Елену нецензурной бранью, инспектор ударил ее в грудь. Причем так, что женщина упала на асфальт.
Дальнейшие события подпадают под обозначение "силовое задержание". Попытавшегося защитить супругу Василия Антоновича скрутили, надели наручники и, осыпая тумаками, затолкали в машину ГИБДД. Не забыли изъять и все, что у мужчины было в карманах: деньги, мобильный телефон, документы и блокнот, куда Хоменко записал данные инспекторов (все это ему так и не отдали). Василий лишь успел крикнуть жене, чтобы она немедленно обратилась в прокуратуру и травмпункт — зафиксировать побои.
В Октябрьском отделении, куда доставили Василия Антоновича, особых претензий предъявить так и не смогли - - никакого криминала в перевозке металла милиционеры не усмотрели. Лишь продержали несколько часов в клетке, после чего выпустили. Правда, гаишники намекнули, что Елене Хоменко стоит забрать заявление из прокуратуры, мол, у нас в суде все куплено, и поэтому нам все равно ничего не будет (именно это, как вспоминает Василий Антонович, обронил инспектор-сержант).
Заявление Хоменко забирать не стали. Да и не собираются: подобный беспредел, справедливо считают супруги, должен быть наказан. Василий и Елена уже обратились в Октябрьскую прокуратуру и к руководству ГИБДД с просьбой принять меры в отношении сотрудников автоинспекции. Факты побоев зафиксированы в травмпукте. Пострадавшим было обещано, что с ЧП разберутся. К глубокому нашему сожалению, руководство ГИБДД, к которому с просьбой высказать свою точку зрения на происшествие обратились наши корреспонденты, заявило, что пока никаких комментариев у них нет.
Итак, расследованием происшествия занялась прокуратура. Она-то в конце концов и должна вынести вердикт, определить и наказать виновных. По крайней мере, супруги Хоменко очень на это надеются.
Как заявили нам в районной прокуратуре, заявление будет рассмотрено в течение 10 дней. По прошествии которых возможно возбуждение уголовного дела.



^