09.03.2005
С автоматом Калашникова и пистолетом Макарова связали свою жизнь две подруги. Уже десять лет Цициг и Елена несут службу в учреждениях исполнения наказания. Зеленую форму, оружие и погоны выбрали они когда-то взамен женских каблучков и легких платьев. Они — самые настоящие охранники.
Из 11 человек караула пятеро женщин. Четверо несут службу на смотровых вышках, одна — на КПП часовой. В воспитательную колонию каждая из них попала по-своему.
— Никогда не думала, что когда-нибудь стану носить форму, — рассказывает Доржиева Цициг. — Пять моих родных братьев носят на своих плечах погоны, потому в семье я всегда чувствовала этот дух служения отечеству. Только в 30 лет я, педагог со стажем, решила круто изменить свою судьбу и надеть военную форму. Кстати, муж у меня тоже работает в органах, потому в семье всегда есть общие темы для разговоров.
Переломный момент в судьбе Елены Ивановой пришелся на те же годы. Проработав несколько лет инженером, а потом и строителем, Елена резко изменила свою жизнь и поступила на службу охранником. И ничуть не жалеет. Домашние к выбору новой профессии Елены отнеслись с пониманием, хотя старшей из дочерей тогда было всего 11, а младшая толькотолько пошла в школу. Родные Цициг новой профессии только обрадовались: двое сыновей, увидев ее в новой зеленой форме, сразу поняли, что теперь она не просто мама, но и военный человек. Хотя никто крутых изменений в характере женщины не заметил: она оставалась все той же нежной и внимательной женой и матерью. Служба не сказалась отрицательно на ее отношении к родным и друзьям.
— Конечно, без изменений не обошлось, — продолжает Цициг. — Наша камуфляжная форма во многом повлияла на меня. Мне кажется, что она имеет способность менять человека, делать его более серьезным и ответственным. Форма психологически настраивает на работу и организует, вводит в боевое состояние, а иначе у нас нельзя. Это в гражданской одежде чувствуешь себя как-то спокойно, а в военной, ты — боевая единица, и это определенным образом настраивает, делает увереннее, что ли.
Цициг несет свою службу на вышке. И днем, и ночью на высоте почти птичьего полета следит она за тем, чтобы ни один из осужденных не сбежал. В обязанности женщиныохранника также входит и предотвращение переброса через высокий забор учреждения запрещенных предметов — наркотиков или спиртного.
— Чтобы здесь работать, надо иметь огромную силу воли и терпение, — продолжает Цициг. — Все видеть и все слышать, постоянно быть настороже и следить за каждым предметом, согласитесь, это не так и просто. От того, как мы будем выполнять наши обязанности, во многом зависит спокойствие нашего города.
Елена служит на КПП в воспитательной колонии. Это только с первого взгляда ее работа кажется простой. Сверять печати и фотографии на документах, не допуская ни одной ошибки, запомнить до автоматизма кодовые цифры пропусков сотрудников колонии и все это при постоянном лязганье металлических дверей не так то просто. Но никакие стрессы не должны влиять на работу этих мужественных женщин:
— Мы просто не имеем права приносить на работу свои семейные проблемы, волноваться и переживать, — говорит Елена, — ведь здесь мы постоянно имеем дело с оружием. Дом есть дом. Но приходя на работу, все свои проблем мы стараемся оставлять за этим высоким забором.
При всей тяжести работы охранника, Цициг и Елена не теряют женственности.
— Мы ничем не отличаемся от остальных женщин, — улыбаясь, говорят подружки. — Так же, как все остальные женщины, красимся и делаем прически, маникюр. Только вот приносить с собой на пост косметику нам запрещается, можно только средства личной гигиены — расческу, мыло. А так, наверное, мы, в отличие от многих женщин больше внимания уделяем спорту и своей физической подготовке. Это профессиональная необходимость.
Женщины постоянно занимаются в спортзале и регулярно сдают зачеты. Каждый понимает, что бегать охранники, хоть они и женщины, обязаны хорошо. Особое внимание уделяется боевой подготовке: собрать и разобрать автомат Калашникова женщины должны за 35 секунд, а пистолет Макарова — за десять. Строго по расписанию проходят и занятия в тире, но времени на боевую подготовку женщины не жалеют, на то они и стрелки.
— За 10 лет мы привыкли ко всем тяготам нашей службы и ничуть не жалеем о том, что когда-то выбрали эту дорогу, — рассказывает Цициг. — Даже к тому, что порой работаем в ночную смену и не видим своих детей. Моя младшая пятилетняя дочь, когда видит меня вечером, всегда спрашивает: "Мама, а ты сегодня отдыхаешь или идешь на работу?" Так сказать, военная дочь. Я, конечно, волнуюсь за детей, когда ухожу в ночь, хотя знаю, что они у меня очень самостоятельные. Утром, например, старшие всегда благополучно уведут сестренку в садик, а вечером заберут. Они у меня очень ответственные: и ужин приготовят, и дома приберут в мое отсутствие.
Для женщин никаких поблажек в несении службы нет, уверяют Цициг и Елена. Но мужчины стараются по мере возможности во всем помочь и поддержать их, уберечь от грязи и жестокости. Вообще, отношение к женщинам в воспитательной колонии бережное и уважительное, ведь без женщин тяжелая служба в уголовно-исполнительном учреждении была бы еще труднее.



^