16.03.2005
В городской больнице N4 с тяжелейшими травмами находится на лечении сотрудница почтовой службы Татьяна Александровна Попова. Случай, приведший ее на больничную койку, ужасен до невозможности. Никакому объяснению не поддается та страшная драма, что разыгралась на лестничной клетке одного из улан-удэнских подъездов по улице Комсомольской.
В первый день весны Татьяна Александровна рано утром пошла на работу во второе отделение связи, расположенное на улице Октябрьской. День начался, как обычно: женщина разобрала корреспонденцию и отправилась разносить ее по адресам. На ее участке находятся улицы Буйко, Октябрьская и Комсомольская. За два года работы почтальоном Татьяну Александровну в округе узнали хорошо — кому письма принесет, кому извещения или газеты. Часы показывали три часа дня, когда у нее остались последние адресаты в доме N2 на Комсомольской.
— Какое-то плохое предчувствие у меня было в тот момент. Не хотела я туда идти, — с трудом выговаривает сейчас Татьяна Александровна.
Она все же заставила себя закончить работу, чтобы назавтра было полегче, и зашла в подъезд. Знать бы, что завтра, послезавтра и даже через две недели после того дня ей будет очень больно и тяжело, ни за что не пошла бы. Но человеку не дано знать все наперед.
— Разнесла в двух первых подъездах жильцам заказные письма, простые положила в ящики. В третьем то же самое. Радостная, что работа выполнена, я решила попить сок, купленный по дороге. Все время на ногах, бегаешь от дома к дому, из подъезда в подъезд, пить иногда очень хочется. Вот стою, пью свой сок, а в это время по лестнице поднимается мужчина средних лет в черной курке. Нетрезвый, он уставился на пятидесятую квартиру и спрашивает у меня тридцать пятую. Я ему вежливо объясняю, что это в другом подъезде, что он ошибся. Мужчина пошел вниз. Я спокойно допила сок и тоже стала спускаться. Внизу мужчина остановился и, когда я с ним поравнялась, он резко схватил меня за одежду, — вспоминает почтальон.
Дыхнув перегаром в лицо Татьяне Александровне, он спросил: "Ты кто такая?" Женщина ответила. Нетрезвый гражданин не унимался. Дескать, покажи документы. Хотя сам не спешил представиться. Почтальон терпеливо предъявила служебное удостоверение. События на площадке в это время только разгорались. Требовательный собеседник неожиданно заявил, что документ у работника почты поддельный. И вырвав удостоверение из ее рук, попытался порвать его. Попутно обвиняя почтальона в пособничестве квартирным ворам. Мол, ты наводишь их на объекты. Пораженная подобным заявлением, Татьяна Александровна с огромными усилиями забрала документ обратно. И в следующую секунду последовали два мощных удара. Не ожидая такого оборота событий и всерьез испугавшись, почтальон применила недавно выданное ей на работе средство защиты — баллончик со слезоточивым газом. Это действие привело дебошира в еще большую ярость, и он, бойцовским приемом уложив женщину на каменный пол, принялся что есть силы избивать ее. Крики почтальона и просьбы о пощаде гулко раздавались в холодном подъезде, однако никакого результата не давали.
— В какой-то момент я увидела, что по лестнице поднимается бабушка. Я прокричала ей, чтобы она вызвала милицию, "скорую" или вообще кого-нибудь, но она прошла мимо. А ведь телефоны в этом доме есть почти в каждой квартире. Каждый мой крик о помощи заглушался ударом по голове. Потом он скинул с меня шапку, схватил за волосы и начал бить головой об бетонный пол. Я думала, что у меня череп треснет, — вытирает слезы Татьяна Александровна.
Как выяснится позже, дикая картина беспредела собрала в подъезде немало зевак, среди которых были и дети. Однако на помощь избиваемой женщине они не спешили. Более того, кто-то принес пьяному изуверу бутылку с водой. Тот немного отпил, облил себя и разбил бутылку об голову женщины... Все дальнейшее почтальон помнит смутно. Сколько было ударов, чем и по каким частям тела? Очнулась окровавленная Татьяна Александровна, когда изувера рядом уже не было. Оказывается, тот вышел на улицу и ждал когда выйдет и жертва. Зато на площадке вокруг нее толпились те самые зеваки.
— Первое, что пришло на ум, рабочая сумка. Найдя ее, я поплелась в квартиру к бабушке, которой еще несколько минут назад выдавала письма. В месте с ней прошли в ванную, чтобы смыть кровь с головы. И тут через открытую дверь слышу его голос в подъезде: "Ах ушла!" Добить он решил меня, видите ли, — плача, продолжает рассказ Татьяна Александровна.
Через некоторое время приехали сотрудники милиции, "скорая помощь", сотрудники отдела безопасности Управления почтовой связи. Их с початой бутылкой водки в руках невозмутимо встретил изверг в черной куртке.
Оказывается, он является сотрудником Железнодорожного отдела внутренних дел. Однако в тот день, как нам сообщили в прокуратуре района, милиционер не работал, т.е был, так сказать, не при исполнении.
Ложное желание показать рвение к службе и ощущение безнаказанности обернулось жестоким изуверством над беззащитной женщиной. Татьяне Александровне приехавшие врачи оказали необходимую помощь. Рваная рана головы после удара бутылкой была зашита в стационаре. Сейчас она уже третью неделю находится на лечении в больнице. Даже по прошествии двух с лишним недель с тела еще не сошли синяки и ссадины, женщину мучают головные боли, передвигается она с большим трудом. Татьяна Александровна на почте трудится около двух лет. Ее работой во втором отделении связи были всегда довольны. Не жаловались и жильцы, проживающие на обслуживаемом ею участке. Вот только в тот страшный день на помощь ей поспешили не все.



^