16.03.2005
Говоря о Великой Отечественной войне, люди часто вспоминают день Победы. Конечно, это совершенно правильно. 9 мая была поставлена точка в самой кровавой битве в истории человечества, ради победы в которой советский народ отдал миллионы жизней. А ведь через месяц с лишним после этого грандиозного события на Красной площади произошло не менее важное — Парад Победы. 24 июня 1945 года улан-удэнец Павел Васильевич Бранчуков проехал на "ЗИС-5" под кремлевскими стенами. 9 мая 1985 года ветеран чеканил шаг в батальоне участников первого Парада Победы.
— Сталин хотел провести это мероприятие через месяц после капитуляции Германии, но его окружение отговорило от такой затеи — катастрофически не хватало времени на подвоз войск, размещение, строевую подготовку, пошив обмундирования и многое другое. Военные просили два месяца, но генералиссимус назначил точную дату — 24 июня. И вся Москва начала работать на парад, — рассказывает бывший заместитель управляющего конторой Бурятского банка, а ныне пенсионер Павел Васильевич Бранчуков.
— Наш воздушно-десантный полк еще до Дня Победы был размещен в подмосковном Звенигороде. И потому еще 1 мая 1945 года, когда в Москве прошел небольшой парад с демонстрацией, мне довелось участвовать в нем со своими однополчанами. Потом пришел приказ готовится к июньскому параду. Помню, тренировались мы на монастырской площади Звенигорода. Затем поступило распоряжение отобрать из трехтысячного полка пятьсот человек. Отбор шел тщательный — рост не ниже 170 сантиметров, хорошая выправка, чтобы награды государственные были. Дело доходило до конфузов, когда под эти требования не подходили чуть ли не дважды Герои Советского Союза. Волевым решением командиров эти люди все же зачислялись в списки. К моему огромному счастью, и я попал в число участников. Вывезли нас в Москву, и мы начали опять репетировать на нынешней Театральной площади возле Большого. По замыслу организаторов, десантники должны были ехать на грузовиках "ЗИС-5". Днем мы размещались в палатках, ночью садились в машины по шестнадцать человек на каждую, и все начиналось по новой. Нервотрепки было много, особенно у водителей. А в это время отовсюду прибывали войска, размещались в казармах, общежитиях, просто в палатках. Строевая подготовка шла везде, где только это возможно — на стадионах, площадях, аэродромах. Получалось сначала, честно сказать, довольно неважно. Днем собиралось много народу посмотреть на бравых военных, и многие отвлекались, поэтому начальство приняло решение тренироваться ночью. Помню, нам девчонки записки бросали с просьбой дать адреса, имена. Уже после Парада, когда переписка только завязалась, к нам нагрянули из Особого отдела. Дескать, военные тайны выдаете, называете места дислокации части, фамилии командиров. Переписку пришлось прекратить, — улыбается Павел Васильевич.
И вот настало утро 24 июня. С утра заморосил грибной дождь. Участники Парада заняли исходные позиции на Красной площади. К десяти часам гранитные трибуны Кремля были уже заполнены руководителями страны. Ровно в десять под бой курантов Спасской башни на белом коне на Красную площадь выехал принимающий парад командующий третьим Белорусским фронтом трижды Герой Советского Союза маршал Жуков. Ему отрапортовал командующий парадом Рокоссовский. После объезда войск Жуков поднялся на трибуну Мавзолея, поздравил советский народ с Победой. Прозвучал гимн Советского Союза, одновременно грянули залпы артиллерийских орудий. Торжественное шествие открыли войска самого северного фронта — Карельского. За ними пошли другие — Ленинградский фронт, Первый Прибалтийский, Третий Белорусский... Отдельно прошли воспитанники суворовских училищ, моторизированные части, в числе которых и грузовики с десантниками на борту.
— С трибуны Мавзолея на нас смотрели Сталин, Молотов, Буденный и другие руководители страны, — перебирает старые фотографии ветеран.
После прохождения полков часам к одиннадцати оркестр неожиданно смолк. Под барабанную дробь сводный батальон из двухсот человек понес штандарты фашистских частей к подножью Мавзолея, где бросили на деревянные помосты, чтобы не осквернять Красную площадь.
— На следующий день после этого события в Кремле Сталин принимал военных. Там были в основном офицеры и генералы. Мы же, солдаты, гуляли по Москве с девушками, фотографировались. Чувствовался такой душевный подъем у людей, всеобщая радость. Незнакомые люди обнимались, плакали. Как забудешь такое, — говорит старшина Бранчуков.
После Победы он оставался в армии до 1950 года, служба продолжалась в тех же десантных войсках. А на войну он пошел только 1943-ем семнадцатилетним юнцом. До сих пор Павел Васильевич отлично помнит свой первый прыжок с парашютом: "Было это 2 августа 1943 года на учебном полигоне города Киржач Московской области. Мало что понимая, я вылетел из "кукурузника". Даже испугаться не успел. Оказывается, страх приходит позже. За всю жизнь я совершил 102 прыжка".
Заметьте, первый прыжок им был совершен в день ВДВ. Более того, он родился в этот день. Получается, что Павел Васильевич — прирожденный десантник. Довелось ему участвовать в освобождении Украины, когда Бранчукова с сослуживцами бросали в тыл врага для отвлечения и ослабления обороняющихся гитлеровцев.
— Очень много десантников погибало во время таких операций. Бойцы не успевали даже спуститься на землю, потому что немцы расстреливали их еще в воздухе, — поясняет пенсионер.
Часть, в которой он воевал, планировали бросить на Варшаву, затем на Берлин. Однако командование эти планы отменило, и освобождать европейские столицы довелось танкистам генерала Рыбалко. Гражданская жизнь у Павла Васильевича Бранчукова началась после 1950 года. Бывший ученик бухгалтера окончил вечернюю школу, учетно-кредитный техникум, затем Казанский финансовоэкономический институт. Работать ему довелось и бухгалтером, и кредитным инспектором в разных уголках Советского Союза. На одной из пожелтевших фотографий Павел Васильевич запечатлен верхом на коне, когда проводил инкассацию в одном из районных банков. Такие вот были времена, когда без оружия и на коне можно было собирать крупные суммы. В 1969 году банковский работник Бранчуков с семьей приехал в Бурятию. В должности заместителя управляющего бурятской конторой Госбанка он проработал до самой пенсии.
Весной 1985 года Павел Васильевич получил предложение, от которого, как нынче модно говорить, невозможно отказаться. Его пригласили участвовать в Параде, посвященном 40-летию Победы. Вернуться в свою молодость, да еще таким торжественным образом — как же упустить такой шанс. В то время Генштаб выпустил директиву о том, чтобы участники парада представляли все рода войск, республики и регионы Советского Союза. Должны были по Красной площади пройти участники того, первого парада. Вот так Павел Васильевич второй раз попал в списки.
— Приехали, помню, ко мне на работу из ателье, мерку сняли. Потом собрали нас в Чите, в штабе Забайкальского округа. Там я встретил однокашника по пехотному училищу, который стал уже генерал-лейтенантом. В Подмосковье нас перед праздником с великими почестями разместили в санатории Министерства обороны. Собралось нас 750 человек, как мы себя называли, "историческая часть парада". Во время подготовки к мероприятию мне посчастливилось увидеть Героя Советского Союза Кантария, водрузившего флаг Победы над рейхстагом. 8 мая состоялось торжественное собрание, на котором нам вручили ордена Отечественной войны, медали "40 лет Победы", значки участника парада. Наступило 9 мая 1985 года. Сначала пронесли двести знамен лучших частей, которые в годы войны были награждены двумя и более орденами. Затем прошли батальоны Героев Советского Союза, кавалеров трех орденов Славы, участников первого парада победы, ветеранов труда, партизан и подпольщиков. Я шел в третьем батальоне среди участников первого парада Победы. В одной "коробке" со мной шел ветеран, в 45-ом бросавший фашистский флаг к Мавзолею, — вспоминает пенсионер.
Позже здесь, в Бурятии, он познакомился с Будой Дабаевичем Ангархаевым, который в 45-ом тоже принимал участие в параде Победы. Кстати, тоже десантником. Слышал от знакомых, что в одном из районов республики трудился трактористом еще один участник парада. Летом, в день десантника, Павлу Васильевичу исполнится восемьдесят лет. Несмотря на солидный возраст, он полон энергии, сам ходит по магазинам и аптекам. При беседе с ним чувствуется, что ветеран не в восторге от сегодняшних реалий. Не таким он с боевыми друзьями представлял будущее. Однако пенсионер старается не грустить. Ведь ему есть что вспомнить. И самыми памятными в его жизни остаются те минуты, когда он 24 июня 1945 года проезжал перед кремлевскими стенами.



^