05.01.2004
Поминки — вещь очень печальная. Издавна принято, что в сей грустный день приглашенные и родственники стараются вести себя чинно и благородно. Эксцессы, в отличие от тех же свадеб, здесь не приветствуются и всенародно осуждаются. Однако такой мысли, как выясняется, в последнее придерживаются далеко не все. По крайней мере, те двое молодых улан-удэнцев, о которых речь пойдет ниже, этими правилами пренебрегли и умудрились превратить день тризны в один кровавый кошмар.
На почве ревности
1 февраля прошлого года стало для ранее судимого 29-летнего Алексея Кузнецова черным днем в жизни — в это утро он прощался с безвременно ушедшей из жизни бабушкой. Как водится, после похорон родственники старушки накрыли поминальный стол для всех близких и знакомых, принимавших участие в организации печальной церемонии. К вечеру большинство гостей разбрелось по домам. Но не все. По мнению скорбящего Алексея Кузнецова, поминки завершились чересчур быстро. А посему, по общему согласию оставшихся, "поминальный банкет" был продолжен. В квартире на улице Чкалова помимо безутешного внука остались еще пятеро — хозяйка дома Жарова, ее подружка Малышева и трое приятелей Кузнецова: Старцев, Дугаров и Перевалов.
Через некоторое время Малышева решила покинуть гостеприимный стол и удалиться на отдых. Девушка прошла в одну из комнат квартиры и прилегла на диван. Спустя несколько минут туда же зашел Кузнецов. Здесь надо отметить один немаловажный факт. По словам Кузнецова, он давно был неравнодушен к юной особе, с которой он весьма долго дружил. И поводом для нападения послужило якобы внезапно нахлынувшее чувство ревности. Малышева на суде дружеских отношений не отрицала. Однако тут же заявила, что никаких более близких контактов с подсудимым не было, так что о ревности не может быть и речи.
Немного различны показания подсудимого и жертвы об обстоятельствах ЧП. Так, если Кузнецов утверждал, что наброситься на девушку его заставила грубая фраза, произнесенная Малышевой, то пострадавшая рассказывала, что подсудимый, молча походив по комнате, выхватил из кармана нож совершенно неожиданно и без всякого повода.
Дикий крик Малышевый услышали на кухне, и подвыпившая компания тут же бросилась в комнату. Малышева, скорчившись, сидела на кровати, рядом с ней стоял Кузнецов с окровавленным клинком в руке. "Я захотел ей сделать больно", — так позже аргументировал свои действия на суде Кузнецов. Боль ему действительно удалось причинить — двумя ножевыми ударами он буквально распорол девушке живот, повредив печень, диафрагму и кишечник.
Самое удивительное, но после того как Малышевой оказали первую помощь, девушка в милицию не обратилась. До квартиры ее донес на руках все тот же Кузнецов.
Драма в подвале
Кузнецов вскоре вернулся на квартиру Жаровой. Осмысливая содеянное, парень накатил еще пару-тройку стопок водки. И охотно откликнулся на предложение приятеля Перевалова прогуляться до подвала в соседнем доме. Там, как объяснял по пути Перевалов, живет задолжавший ему мужчина. Вместе с приятелями увязался и Дугаров.
В подвале, помимо должника Трифонова, находилась его сожительница Ельцова с ребенком. Время было позднее, и все трое мирно спали. Приход незваных гостей Трифонова не обрадовал. Тем не менее, он запустил троицу в помещение и даже согласился побеседовать. Беседы, правда, не получилось. Претензии Трифонов тут же отверг. Не испугался мужчина и выхваченного Переваловым ножа. А зря. Потому что взбешенный Перевалов тут же полоснул потерпевшего по горлу. Затем еще два раза ударил клинком в грудь. Кровь, как рассказывала на суде сожительница Ельцова, ударила из горла Трифонова фонтаном. Потерпевший от полученных ран скончался на месте.
При виде этого Ельцова в ужасе закричала. Перевалов и ошалевший от увиденного Дугаров бросились наутек. Кузнецова же крик женщины только разозлил. Он толкнул Ельцову на кровать и несколько раз хаотично ударил ножом. На суде Кузнецов твердил, что он хотел, чтобы женщина замолчала.
Прибывшие по сигналу медики зафиксировали у Ельцовой тяжелое проникающее ранение в брюшную полость с повреждением артерии, вены, внутренних органов, колотую рану левого бедра. То есть, фактически Кузнецов хотел женщину убить. Ельцова выжила только благодаря своевременно оказанной медицинской помощи.
Вскоре оба подозреваемых в кровавой бойне были задержаны. На суде Кузнецов пытался представить дело так, что нападения на Малышеву и Ельцову были совершены им в состоянии глубокого душевного волнения. Однако суд признал эти доводы несостоятельными. Перевалов отпираться не пытался. Просто твердил о своем плохом здоровье — туберкулезе и распаде легких.
Принимая во внимание особую тяжесть совершенных преступлений, суд Железнодорожного района приговорил убийцу Перевалова к 11 годам и 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии особого режима. Кузнецову же предстоит провести за решеткой 9 лет.
Материал предоставлен прокуратурой Железнодорожного района. Фамилии изменены, совпадения случайны.
^