30.03.2005
Из-за печально известного закона о монетизации бюджеты районов республики трещат по швам. Средний дефицит районного бюджета в этом году равен 44 процентам. Половины требуемых на жизнь денег, в районах попросту нет и не предвидится. Надеяться не на что, дополнительных денег не будет ни в мае, ни в ноябре. Чтобы выжить, главам районов придется идти на непопулярные меры. Поскольку делать это очень и очень неприятно, некоторые районы требуют пересмотреть бюджетную политику.
Республиканский бюджет ежегодно предоставляет районам Бурятии финансовую помощь. Богатый район получает мало, бедный — побольше. Главная цель этой политики — выровнять бюджетную обеспеченность, чтобы на каждого жителя приходилось равное количество денег.
— На первый взгляд, это справедливо, никого не обидели, — говорит Михаил Семенов, депутат Народного Хурала. — По равнодушевому критерию на каждого приходится одинаковая сумма бюджетных средств. Однако, если исходить из уровня жизни, то затраты людей, живущих в разных районах, разные. Бюджетный рубль для жителя, например, Кабанского района, фактически невозможно сравнить с бюджетным рублем для жителя какого-нибудь отдаленного района. В Кабанском районе жизнь из-за наличия железной дороги существенно дешевле.
В режиме жесткой экономии средств проблема формальной политики выравнивания бюджетной обеспеченности встает очень и очень остро. Так, например, в этом году работу социальных учреждений придется проводить на имеющиеся деньги. Нужно будет уменьшать число детсадов, сокращать число учителей, учебных часов, проводить слияние школ и увеличивать наполняемость классов. Хуже всего придется небольшим селам: они могут стать первыми жертвами дефицита денег. В районах, где жизнь дешевле, процесс сокращений пойдет менее болезненно, там есть запас прочности. В тех же районах, где ситуация с ценами сложнее, придется идти на самые радикальные меры.
Хуже всего придется небольшим селам, они могут стать первыми жертвами дефицита денег. Есть средние школы, в которых учится 120 учеников. По закону, например, школу можно закрыть только по согласованию с местными жителями. Жители малых сел всегда боролись за свои школы. Во многих деревнях они сами помогают обеспечивать их дровами, делают ремонт, снабжают столовые картошкой, капустой, мукой и другими продуктами. Надолго ли хватит ресурсов сельских общин непонятно, же муниципальных явно недостаточно. Если они иссякнут, то малокомплектные учебные заведения придется закрывать. Выбор после закрытия школы останется небольшим: ежедневно возить детей в большие поселки на автобусе либо отправлять их в интернат. Многие жители малых сел выбирают самый радикальный способ — навсегда переезжают в села с большой школой. Этот процесс особенно в неблагополучных районах Бурятии может стать неуправляемым.
— Коммунальные расходы в среднем по Бурятии равны сорока, а в Закаменске — 58 рублям на квадратный метр,— говорит Михаил Семенов,— потому что город отапливается мазутом. Средняя зарплата по республике — 6800 рублей, по Закаменскому району — 3200. Собираемость квартплаты низкая. Было бы разумно компенсировать разницу между стоимостью мазута и угля, дать субсидию из средств, направляемых на выравнивание бюджетной обеспеченности. В республике необходимо принять закон, который бы установил, что в условиях Бурятии для ряда районов надо ввести поправочные коэффициенты или организовать специальный фонд для компенсации повышенных затрат отдаленных районов. Это позволит выровнять доходы на одного жителя не формально по цифрам, как сегодня, а исходя из реального положения дел.
К осени, времени принятия бюджета-2006, группа депутатов собирается разработать новую методику распределения бюджетной помощи и подготовить поправку в соответствующий закон. Поскольку эта идея носит явный перераспределительный характер, то есть предполагает изъятие средств у одних районов в пользу других, число ее противников, скорее всего, будет весьма значительным. Кто победит в этом споре, покажет время.



^