07.03.2013
Олег Алексеев считает, что без фанатизма в спорте делать нечего
Олег Алексеев считает, что без фанатизма в спорте делать нечего

Легендарный борец первым из бурятских спортсменов достиг успехов на международной арене, выиграв чемпионат Европы и Кубок мира. В составе сборной СССР он был в шаге от участия в Олимпиаде-80, а после завершения карьеры долгое время работал государственным тренером. Сейчас, несмотря на то, что активная тренерская работа в прошлом, Олег Алексеев является одним из опытнейших специалистов в вольной борьбе, чьи советы никогда не бывают лишними. 

- Олег Александрович, с чего начинался Ваш путь в спорте? 

- Я родился в деревне Алужино в Эрихит-Булагатском районе Иркутской области. Отец всю жизнь работал трактористом, а мама учительницей начальных классов. В борцовский зал я пришел достаточно поздно, в девятом классе. Привел меня старший брат Вячеслав, который сам тренировался под руководством Константина Баймеева. До этого я увлекался тяжелой атлетикой и велосипедом. Выписывал журнал «Спортивная жизнь России», где звезда кино Гойко Митич показывал различные упражнения. Так мы с одноклассником Леней начали качаться. В то время спортивный велосипед был для меня, как сейчас «Мерседес». Но Слава настоял, говорит: «Бросай свой велик! Давай в борьбу!». Тогда в Усть-Орде как раз проходил чемпионат Сибири. Так я впервые увидел настоящих борцов, все они были такие здоровые красавцы! В итоге мы с Леней и пришли в секцию. Я почти сразу стал выигрывать. Буквально через год в 10-м классе поехал в Орджоникидзе на свои первые соревнования. В итоге стал призером первенства России среди воспитанников детских спортивных школ. Через три года я стал мастером спорта, норматив выполнил на всесоюзных соревнованиях студентов. А через год выиграл сильный турнир «Дан Колов» в Болгарии и получил международника первым из борцов Бурятии.

 - 1979 год стал для Вас знаковым, расскажите, что больше всего запомнилось из событий того года?

- Сейчас анализирую и вижу, что мои лучшие выступления пришлись на начало года. Видимо, потому что родился в марте. Судите сами, турниры в Тбилиси и Болгарии проходят в январе, Кубок мира стартует в феврале, а чемпионат Европы приходится на апрель. А летом у меня было мало успехов. На тренировках всех выигрывал, а на соревнованиях чего-то не хватало. Жалею, что так и не удалось выиграть чемпионат СССР, хотя несколько раз становился призером. 

- Зато ведь у Вас есть Кубок мира… 

- Да, это был знаменательный турнир. В 79-м году Кубок мира проходил именно в США, и американцы бились дома не на жизнь, а на смерть. В сборной СССР нас очень серьезно накачивали, что не дай бог проиграть врагам-американцам. Каждое утро всех строили, и начиналась политинформация. А в городе нас водили строем по десять человек. В итоге так волновались, что на ковер выходили и думали, как бы не проиграть. Это очень мешало, но мы все равно победили. Однако главным триумфом того года стал не Кубок мира, а победа на Европе. Тогда призерами после меня стали два чемпиона мира – венгр Иштван Ковач и немец Адольф Зеглер. Этот Зеглер считался «специалистом» по советским борцам, но я его убрал легко со счетом 8-1. Финал с Ковачем получился более трудным.  

 - Почему не получилось выступить на домашней Олимпиаде в следующем году?

 - После успешного сезона 1979 года тренеры сборной мне сказали, что я стопроцентно поеду на Олимпийские игры. Представляете, выступить на домашней Олимпиаде! Но потом началась подковерная борьба. В итоге путевка на Игры определялась в прикидочной схватке. Так я проиграл Магомедхану Арацилову, который потом стал серебряным призером Олимпиады. И в финале он уступил болгарину Исмаилу Абилову, которого я побеждал на его домашнем турнире. Я посидел запасным на Играх, страшное это дело, сидеть и наблюдать со стороны. Я думаю, в финале точно выиграл бы у болгарина.

- Чего не хватает нашим борцам сегодня, чтобы пробиться на Олимпиаду?

- Моими козырями всегда были физподготовка и напористость. И сегодня ребятам не хватает именно целеустремленности. После тренировки они сразу уходят и даже не остаются, чтобы доработать. Два часа тренировки – это недостаточно! В свое время мы вели дневник, куда записывали результаты тренировок. Например, отжаться за день 1000 раз, подтянуться 500 раз, сделать коронный прием несколько сот раз. Так я учил и своих ребят, в том числе и самого успешного из них - Сергея Замбалова. Сергей выиграл чемпионат СССР. Сына Геннадия я тоже обучал, он тренировался наравне с моими учениками, но стал предпринимателем, а не спортсменом.  Постараюсь привлечь борьбу и обучить всему своего внука, Льва, ему сейчас девять лет, самый возраст.

- Все последние успехи наших борцов связаны именно с легкими весами. А куда делись чемпионы-тяжеловесы?

- Да, в последнее время такая тенденция, что в республике остались лишь борцы-«мухачи». А среди тяжей вообще один Балдан Цыжипов. Видимо, больше всего ребят приходит в самые легкие категории, поэтому здесь и большая конкуренция. В итоге успеха добиваются борцы в 60 кг – Богомоев, Бадмаев, Бальжинимаев. Хотя и они не могут выиграть чемпионат России. Конечно, огорчает, что нет сильных ребят в весе Бориса Будаева и в категории 82 кг, где выступал я.  

- Может быть, причина в мотивации?

- Сейчас много соблазнов, важно научиться не обращать на них внимания и идти к своей цели. А в наше время не было развлечений, и все шли на борьбу. И самое главное, мы ставили перед собой самые высокие цели. Мой тренер однажды спросил, чего я хочу добиться в спорте. Я ответил, что поставил себе цель стать чемпионом СССР, Европы, мира и Олимпийских игр. А сейчас ребята даже не знают, ради чего они борются! Некоторые говорят, что просто ради здоровья! А без амбиций и фанатизма не будет серьезных результатов. Вот пример. В университете мы с ребятами вечером ходили на танцы. Я приду, немного вспотею, и сразу домой. Достану из-под кровати штангу, и давай качаться! Больше ничего не надо.

- Олег Александрович, что Вы думаете об исключении вольной борьбы из Олимпийской программы?

- Когда услышал об этом по радио, то на душе сразу стало плохо. Это невозможно, ведь сама Олимпиада создавалась на основе спортивной борьбы. Тот же Геракл и Платон были борцами. Поэтому понимаю болгарина Валентина Йорданова и нашего Сагида Муртазалиева, которые хотят вернуть МОК свои олимпийские медали в знак протеста. Но я все-таки думаю, вольная борьба останется частью Игр. Борьба по-прежнему одно из самых популярных единоборств в мире. Что касается зрелищности, то здесь есть свои нюансы. Последнее время часто менялись правила. Видимо, во избежание доминирования одной страны – СССР, России. Однако наши борцы все равно выигрывают. Тот же балл за выталкивание не придает борьбе красоты, но уравнивает шансы разных стран. В итоге на последней Олимпиаде лишь одно золото у вольников. Да и на других соревнованиях стало меньше зрелищных бросков и туше. Вот я боролся в 70-х три периода по 3 минуты и не уставал. Или Борис Будаев мог проиграть первый период, но потом задавить. В то время у всех борцов из Бурятии была очень сильная физподготовка. А Виктор Баймеев говорит, что при нынешних правилах в молодости мог стать чемпионом мира.

Лев Хандажапов, «Номер один».

^