06.04.2005
— Как-то мой друг-колясочник позвонил ко мне домой и попросил зайти к нему, чтобы помочь наладить что-то в ванной. Я ответил, что не смогу, что теперь стал таким же, как он, — вспоминает Леонид, человек, который однажды перестал ходить, но сделал все возможное, чтобы встать с коляски.
Тот несчастный случай произошел с Леонидом Малановым пять лет назад, в преддверии нового 2000 года. Чтобы достать с полки на балконе необходимые инструменты, он встал на табуретку, но оступился, перевалился через перила и полетел вниз с высоты четвертого этажа. Бельевая веревка, за которую он успел зацепиться, не выдержала и оборвалась. Дальше Леонид ничего не помнит.
— Это жена вызвала "скорую", — рассказывает мужчина. — Я долго не возвращался, это ее насторожило, да и балконная дверь была закрыта с улицы. Она звала меня, но за окном были сумерки, и ничего не было видно. Через кухню она пробежала на балкон и увидела меня лежащим на земле. Как назло, под окнами нашего дома нет ни одного кустика, даже бельевых веревок на нижних этажах, это смогло бы хоть как-то смягчить удар, но я упал на застывшую землю.
Чудом Леонид остался жив. Но травмы, полученные им при падении, оказались очень тяжелыми. Самое страшное, что был поврежден позвоночник и задета спинномозговая жидкость. Последствия грозили непоправимым: человек мог навсегда остаться неподвижным. Через день пострадавшему провел операцию один из лучших врачей Республиканской больницы. А сестра Леонида сделала в дацане необходимый обряд по возвращению души брата.
— Благодаря хорошим врачам и поддержке моих близких и друзей я уже через полтора месяца оказался дома, но, к сожалению, даже пошевелить ногами не мог, — вспоминает Леонид.
Это было самое тяжелое время в жизни 39-летнего улан-удэнца. То, что всегда считалось таким легким и обычным, в одно мгновение стало невозможным. Психологически невыносимая ситуация не просто давила, она порой просто лишала надежды на выздоровление. В такие минуты Леонид говорил себе, что обязательно встанет и снова научится ходить, что он нужен жене и дочери, что ставить на себе крест еще рано.
— Благодаря поддержке жены и родственников, особенно в первые месяцы после травмы, их постоянной заботе я и живу сейчас, — повторяет Леонид. — Никто не отвернулся и не забыл про меня. Друзья сделали мне над кроватью тренажер для подтягивания. Сначала понемногу, через боль, потом все увереннее я стал делать первые упражнения, повторяя про себя, что заниматься надо. Через год я уже стал садиться, сначала на полминуты, потом на минуту. Ни на день не прекращал тренировок, в том числе с гирями и гантелями. Вскоре я сел в коляску.
Крайне неманевренное средство передвижения стало для Леонида первым окном в новую жизнь. Он стал выезжать с помощью друзей на улицу, познакомился с Центром реабилитации инвалидов "Безбарьерная среда", серьезно занялся армрестлингом.
— Главное — не зацикливаться на своих мыслях, выходить из своего пространства, общаться с людьми, заниматься каким-то делом, — говорит мужчина. — Человек без общества умирает, а инвалид — это такой же человек, как и все, только ограниченный в проявлении своих чувств, желаний, возможностей. Он не может выйти из квартиры из-за отсутствия пандусов, не может устроиться на работу, в одиночку проехать на городском транспорте. Он один со своими проблемами, а их у него предостаточно.
Целый год просидел Леонид на коляске, переоценивая все, что было в его жизни. В корне изменилось отношение ко всему в мире и прежде всего к самому себе. Мелкие жизненные неприятности потеряли смысл, а поддержка и любовь близких приобрели жизненно важное значение. Однажды уехав на лечение в Новокижингинск на коляске, он вернулся уже на своих ногах, правда, с костылями.
— Первые шаги давались очень тяжело. Хочешь шагнуть, а не можешь, ноги не слушаются. В то время учиться ходить значило учиться заново жить. Зависеть от кого-то даже в мелочах — это очень тяжело, никому не пожелаешь.
Сейчас Леонид, бывший строитель, участвует в соревнованиях по армрестлингу и занимается домашним хозяйством, поет в самодеятельности и работает дома на компьютере. Освободившееся от суеты время уделяет жене, дочери и книгам. К сожалению, голеностопный сустав так и не удалось восстановить, но Леонид не прекращает тренировок. Он знает: главное, что после падения остался жив и встал на ноги, остальное в жизни еще возможно изменить.



^