12.04.2013
Что значат обыски в «Бурятэнергосбыте» и что будет с энергетикой республики в ближайшие месяцы
Что значат обыски в «Бурятэнергосбыте» и что будет с энергетикой республики в ближайшие месяцы

«Маски-шоу» в «Бурятэнергосбыте» на прошлой неделе как снег в нынешнем апреле – тоскливый и неизбежный. Уровень доверия к энергетикам достиг своих нижних пределов. Никто не поражен действиями силовиков. Хоть в любую энергокомпанию врывайся – воспримут как должное. Сегодня зашли в одну, завтра зайдут в другую – идет передел рынка.

Грандиозный распил

Энергетику в России, равно как и в Бурятии, давно перестали воспринимать как отрасль промышленную. Наблюдатели уверены, что по проводам ходят живые деньги, а не ток. Годами публично обсуждается, кто кому должен сотни миллионов рублей, подаются иски на миллиарды. По стране объявляются в розыск хозяева энергетических компаний. Энергетика - это параллельная финансовая реальность, где все только и делают, что делят деньги.

В других отраслях экономики картина более реальная. Вот мост - с него украли половину. Мост упал - строители под уголовным делом, и это понятно. Построили дорогу – украли половину, чиновника судят. Присутствует понятный любому обывателю предмет, с которого воруют. В энергетике все не так. Электричество идет из точки «А» в точку «Б», в розетку жителя Бурятии, но по ходу движения создавая мифические, для понимания населения, долги в миллиарды рублей. Тариф условен – кто как наторгуется. А долг всегда платит потребитель, и если не заплатит, ему отключат свет. Далее начинается грандиозный «распил». Как в мультфильме – мы делили апельсин, много нас, а он один. Десятки компаний спорят до хрипоты, до судов, до уголовных дел.

Так и в Бурятии. Несколько лет подряд энергетические компании публично делят миллиарды рублей. Время от времени они отвлекаются от процесса и объясняют потребителям – мы гарантируем вам свет в лампочках. И снова приступают к любимому занятию – конфликтам с себе подобными. Причем, в многолетних разборках они объяснили потребителям, с какими сволочами им приходится соседствовать на рынке. В результате в глазах потребителя на всех компаниях оптом уже клейма негде ставить.

Зачем нужно дело?

Потому новость об обысках в «Бурятэнергосбыте» народ воспринял философски. Тем более что пояснений никаких не последовало. МВД Бурятии выдало крайне странный релиз, из которого решительно невозможно понять суть происходящего.

«Выявлен факт причинения имущественного ущерба ОАО «МРСК Сибири – Бурятэнерго» на сумму более 1,7 миллиарда рублей» - допустим. Далее: «В течение 2010-2011 года руководители ОАО «Бурятэнергосбыт» предоставляли в Республиканскую службу по тарифам Бурятии заниженные параметры заявленной мощности передаваемой электроэнергии. Это повлекло причинение филиалу ОАО «МРСК Сибири» - «Бурятэнерго» имущественного ущерба в особо крупном размере». Стоп, здесь начинаются вопросы, на которые нет ответов.

Если РСТ Бурятии принимала бесконтрольно заниженные параметры, то ответственность несет и это ведомство, и его отдельные лица. То есть «Бурятэнергосбыт» вместе с РСТ или при попустительстве ФСТ обманывали «Бурятэнерго». Об этом ничего не говорится.

Кроме того, речь идет о споре хозяйствующих субъектов. Но существуют суды, в частности арбитражный. Никто не объясняет, чем эта претензия отличается от десятков других - судебных.

Зачем тогда были маски-шоу и возбуждение уголовного дела и в чем их притягательная сила именно в этом частном конфликте? Устрашение, факт давления, беспрепятственный вынос документации? Все версии хороши, когда нет официальных комментариев. С таким же успехом можно предполагать инопланетное вторжение через коммуникации «Бурятэнергосбыта».

Прошло несколько дней, и вера в инопланетян только усиливается. Ибо «Бурятэнерго», у которого официальный ущерб в 1,7 миллиарда и интересы которых защищает государство в виде силовиков, молчит. МВД Бурятии, «Бурятэнергосбыт», правительство Бурятии – молчат. В городе ждут Путина, толпа сотрудников Федеральной службы охраны и аппарата президента России. В это же время «маски-шоу» на стратегическом энергетическом объекте республики – все делают вид, что ничего не происходит. Сам «Бурятэнергосбыт» спустя сутки приступил к работе в обычном режиме – счета не заблокированы, кассы открыты.

Делят рынок

Иррациональность происходящего усиливается грядущим вхождением подозреваемого «Бурятэнергосбыта» в состав потерпевшего «Бурятэнерго» то ли с 1 мая, то ли с 1 июня. Можно было с упоением размышлять, насколько связаны между собой маски-шоу и сливание. Целые абзацы посвятить вероятной торговле за каждую копейку, за нежелание брать неликвидные долги, за подозрения в противозаконном наращивании долгов. Ровно так же можно с видом знатоков думать об исчезновении «Бурятэнергосбыта» в свете будущего сетевых компаний Бурятии. Про появление монополиста и единоличное влияние единственной компании на экономику республики.

Однако это ни в коей мере не имеет отношения к реальной жизни и к реальной экономике. Происходящее следует воспринимать не иначе, как передел рынка при наличии узкого круга игроков, под видом юридических лиц. Целые годы при устойчивом рынке игроки делили деньги потребителей. Теперь они делят сам рынок, причем самыми изощренными способами.

Чуть позже победители в этой веселой энергетической сваре выйдут к народу. И сообщат, что нынешняя конструкция доставки электричества до лампочки Иван Иваныча наиболее гуманная и эффективная. А прежняя была плохая, и там много воровали. А сейчас воровать не будут, и наступит новое время в электрификации Бурятии. И это не будет обманом. Каждый топ-менеджер в глубине души хороший человек. Каждая из энергетических компаний Бурятии искренне считает, что только она несет разумное, доброе, вечное. И это самая большая проблема.

Виктор Золотарев, «Номер один».
^