09.05.2013
Монголия начала искать финансирование для своего проекта гидроэлектростанции Шурэн на реке Селенга. По мнению бурятских экологов, ее строительство может стать катастрофой для экосистемы озера Байкал.
Монголия начала искать финансирование для своего проекта гидроэлектростанции Шурэн на реке Селенга. По мнению бурятских экологов, ее строительство может стать катастрофой для экосистемы озера Байкал.

Деньги шейхов

Напомним, полгода назад уполномоченные двух стран по совместному использованию водных ресурсов, находясь в Улан-Удэ, договорились не проводить какие-либо действия в этом направлении без консультации с другой стороной. Тем не менее это не помешало монгольскому правительству еще осенью прошлого года обратиться в Арабский фонд экономического развития Кувейта с предложением о финансировании проекта. Арабы, кстати, уже дали свое согласие на участие.

«Расходы на осуществление проекта оценивались в 142 миллиона кувейтских динаров (почти 0,5 миллиарда долларов), а доля кувейтского Фонда оценивается в 6 миллионов кувейтских динаров, т.е. 4,2 % от общих расходов по проекту, которая будет предоставлена в качестве кредита», - сообщили в посольстве Кувейта.

Как оказалось, арабы уже посетили площадку под строительство и пришли к выводу, что ГЭС не отразится на экологии местности. «Особенно учитывая, что основная цель проекта - создание плотины, призванной регулировать водопоток реки, что, в свою очередь, приведет к улучшению управления руслом реки, особенно при угрозе наводнений. Использование электроэнергии приведет к поднятию уровня жизни в регионе и сокращению миграции из данных районов», - отметили в посольстве Кувейта.

Всемирный банк в помощь

Хотя нужно учитывать, что речь пока идет лишь о деньгах для создания проекта, с которым наши соседи собираются обратиться во Всемирный банк. Но последний, по имеющейся неофициальной информации, также планирует одобрить финансирование. К тому же, само по себе, наверное, не очень хорошо то, что этот вопрос вышел за рамки только двусторонних отношений России и Монголии.

По просьбе бурятского эколога Сергея Шапхаева Минприроды России написало письмо во Всемирный банк, в котором утверждает, что планы по строительству ГЭС идут вразрез с международными договоренностями и могут нанести вред объекту Всемирного наследия – озеру Байкал.

Экологи России, Китая и Монголии также написали коллективное письмо в правительство Кувейта и арабский фонд, напомнив шейху Сабах аль-Халид аль-Хамад аль-Сабах о негативных последствиях строительства ГЭС Тайшир, который те также финансировали. Гидроэлектростанция на западе Монголии, построенная пять лет назад, уже принесла большие беды сельскому хозяйству страны.

Негативный опыт

Из-за ошибки в расчетах река Завхан оказалась почти полностью перекрытой, пропуская намного меньше воды, чем требовалось местным скотоводам. Местность стала более засушливой, чем до строительства ГЭС, в результате чего погибло большое количество скота. Некоторые араты, оставшиеся без средств к существованию, стали впоследствии убежденными противниками подобных экспериментов над природой и сегодня протестуют против строительства электростанций на реках Селенга и Орхон.

Но ГЭС Тайшир имеет мощность в 11 мегаватт, тогда как Шурэн предполагается мощностью в триста МВт. Соответственно, последствия для сельского хозяйства Монголии, для реки Селенги, ее биоресурсов и, в конечном итоге, для озера Байкал будут намного более существенными.

Лишней пенки не бывает

Ранее монгольские чиновники утверждали, что строительство ГЭС на Селенге не отразится на уровне реки, а последствия для экологии и жителей прибрежных районов будут даже положительными. При этом директор департамента водных ресурсов Монголии господин Батбаяр сравнил реку с бутербродом с молочной пенкой. Он сказал, что в водохранилище будет забираться лишь излишек воды (пенка), который возникает в дождливые годы, как прошлый, например, или во время паводков.

Но Сергей Шапхаев назвал такой взгляд заблуждением, который разделяется отчасти и российскими гидротехниками.

«На самом деле лишней воды не бывает. Существуют гидрологические циклы, внутригодовые и межгодовые колебания стока. Уровень Байкала очень зависит от стока Селенги, она дает 50 % всего притока, поэтому в течение года уровень озера сильно колеблется, и за миллионы лет водные организмы озера приспособились к этим циклам», - говорит эколог.

Шапхаев привел в пример омуля, который идет нереститься в верховья рек. Если тысячелетиями устоявшийся режим нарушится, то это может сильно ударить по численности ценной рыбы. В общем, строительство ГЭС может привести к трудно предсказуемым негативным последствиям.

Страна идет к успеху

С другой стороны, понятна и позиция монгольской стороны, которая в последние годы переживает экономический бум. Большими темпами растет городское население, в первую очередь Улан-Батор, разрабатываются новые шахты, и все это происходит на фоне уже существующего энергетического голодания. Новые жилые микрорайоны, растущие в столице страны, как грибы, требуют все больше электричества, а шахтам, в основном располагающимся в пустыне Гоби, нужна вода.

Об этом говорил в декабре и заместитель министра природы и зеленого развития Монголии господин Тулга: «Нам, монголам, также надо развиваться дальше, поэтому нам нужно использовать свои водные ресурсы в тех мерах, которые можно использовать». Поэтому вопрос энергии становится для Монголии жизненно важным.

Ее может предоставить Россия, и, по всей видимости, именно цены на электроэнергию и стали причиной нагнетания напряженности. ГЭС и возможная судьба Селенги и Байкала стала лишь одним из инструментов международной политики, рычагом давления на российскую сторону. Сергей Шапхаев считает недопустимым превращение озера Байкал в разменную карту политических игр, и сказал, что переговоры по этому поводу должны быть открытыми.

Байкал – козырь и ахиллесова пята

«Монголы говорят, снижайте тарифы, тогда мы не будем загрязнять Байкал. Но мне кажется такой подход неприемлемым, когда речь идет об участках Всемирного природного наследия. Поэтому мы подталкиваем наше правительство к более решительным шагам, чтобы Байкал не становился разменной картой», - сказал Сергей Шапхаев.

С другой стороны, по мнению эколога, тарифы на электроэнергию являются для России средством давления на южного соседа при рассмотрении вопросов предоставления прав на разработку природных ресурсов страны. Монголы, естественно, всеми силами пытаются отстраниться от такого варианта сотрудничества, предлагая игру по своим правилам, где на кону стоит озеро Байкал.

В этой расчетливой дружбе Монголии с Россией потомки Чингисхана имеют, несмотря на стесненное географическое положение, большое пространство для маневра. За их спиной стоит Китай, в котором вряд ли всерьез воспримут проблемы экологии и существования озера Байкал – их больше привлекают огромные минеральные богатства Монголии. Кроме того, монголы развивают партнерство с корейцами, американцами и, как видим, с арабами.

Владимир Бадмаев, «Номер один».
^