23.05.2013
История с многомиллионными долгами «Водоканала» по налогам драматична и поучительна. Это тот случай, когда власть несколько лет старательно не замечает проблему. Инвесторы, приглашенные когда-то в Улан-Удэ, сидят с двумя уголовными делами, но сам «Водоканал» на сто процентов принадлежит городу, который не желает принимать участие в его деятельности. «Номер один» попытался разобраться в проблеме.

История с многомиллионными долгами «Водоканала» по налогам драматична и поучительна. Это тот случай, когда власть несколько лет старательно не замечает проблему. Инвесторы, приглашенные когда-то в Улан-Удэ, сидят с двумя уголовными делами, но сам «Водоканал» на сто процентов принадлежит городу, который не желает принимать участие в его деятельности. «Номер один» попытался разобраться в проблеме. 

Новейшую финансовую историю «Водоканала» можно исчислять с 2011 года, когда на предприятие, и вообще в Бурятию, пришли «Российские коммунальные системы» в лице дочернего предприятия «Байкальские коммунальные системы» (БКС). Пришли управлять «Водоканалом» с согласия собственника – администрации Улан-Удэ. По прибытии новые управленцы обнаружили на предприятии налоговый долг в несколько десятков миллионов рублей. Попытки выяснить, откуда он взялся и как его платить, привели к парадоксальным открытиям.

«А мы всегда так жили», - сказали на «Водоканале» прибывшим управленцам, то есть работали и не платили налоги – такой был получен ответ. Это поставило крест на попытках инвесторов понять проблему с точки зрения здравого экономического смысла. Действительно, когда «Водоканал» был еще муниципальным унитарным предприятием, при прежнем руководстве города, да при прежних налоговых начальниках в Бурятии, он не обременял себя задачей платить налоги. Был создан режим странного налогового благоприятствования для отдельно стоящего предприятия.

Инвестор приступил к работе и исправно платил текущие налоги (всего 79 миллионов рублей), пытался выстраивать нормальные взаимоотношения с собственником «Водоканала» - мэрией (не очень успешно) и реализовывал текущие проекты. При этом было найдено и решение проблемы со старым долгом.

Была предложена следующая схема – «БКС» берет кредит в коммерческом банке на 40 миллионов рублей, еще 22 миллиона добавляет мэрия Улан-Удэ. Таким образом, налоговое бремя ликвидируется. Доля мэрии в 22 миллиона неслучайна, это долг собственника своему же предприятию за строительство водопровода на Левом берегу.

Кроме того, в целях оздоровления «Водоканала» БКС забрали на свой баланс невыгодные вывоз жидких бытовых отходов и развоз воды в водоналивные будки на окраины города на сумму несколько десятков миллионов рублей в год. В результате на сегодня бывшее МУП имеет здоровые финансовые потоки и работает с прибылью, чего ранее не было.

Летом прошлого года, оценив предприятие как финансово стабильное, «Промсвязьбанк» дал «добро» на кредитование под невысокие 14,7 процента годовых. Но сделка сорвалась. Мэрия не дала гарантий выплаты своей части долга в 22 миллиона рублей. В свою очередь, банк резонно ответил – мы не будем кредитовать предприятие, собственник которого не заинтересован в его спасении.

Прошло полгода, и БКС с банкирами заходили уже к новому руководству города, и вновь не получили денег. Пресловутые 22 миллиона рублей от города «Водоканалу», причем не инвестиций, а долга своему же предприятию, стали лакмусовой бумажкой. На эту цифру смотрят и в налоговой инспекции, и в правительстве, и банки, и сами «Российские коммунальные системы». Все ждут, когда мэрия проявит заинтересованность в собственном предприятии, чтобы начать ему помогать. Ибо если собственнику «Водоканал» не нужен, то он через некоторое время проваливается в банкротство, и все труды идут прахом, вместе с потраченными деньгами.

Впрочем, слово «ждут» не очень верное. УФНС требует уплаты налоговых долгов у генерального директора «Водоканала» Юрия Прозовских, ставленника РКС в Бурятии, и недавно ходатайствовало о заведении уже второго уголовного дела против него. Налоговая как бы говорит: нам неинтересно то, как вы договоритесь, но решайте проблему быстрее. Не хочет мэрия платить, пусть платит сторонний инвестор, имея своего топ-менеджера под уголовным делом в качестве, получается, заложника.

Мэрия с горсоветом также подталкивают инвесторов к такому же варианту, нещадно критикуя и пугая разрывом отношений. Но ни «Российские коммунальные системы», ни их дочка в Бурятии - БКС платить не ими созданный долг просто так не намерены. Во-первых, платить налоги за чужое юрлицо в России нельзя. Во-вторых, даже если заводить деньги в Бурятию для столь странной цели, то можно получить уже уголовное дело в Москве по выводу активов и уходу от уплаты налогов.

В результате единственным вариантом остается банковский заем. Это естественно, антикризисные деньги или инвестиции - это всегда кредиты. Инвестор на такой вариант согласен, но мэрия молчит. Круг замыкается.

Артем Самсонов, «Номер один».

^