27.04.2005
Новое руководство ТСМ пытается стабилизировать ситуацию на предприятии. И потому вынуждены идти на меры непопулярные. Сегодня тонкосуконную мануфактуру опять будоражит. В редакцию обратились работницы этого предприятия. Они просили разобраться, на каком основании руководство комбината предлагает им выкупить свои комнаты в общежитиях.
— Многие из нас по 10—12 лет проработали в очень тяжелых условиях, но вынуждены жить в 12 квадратах по три-четыре человека, — жалуются ткачихи, — и это при том, что капитальный ремонт в нашем общежитии не делался ни разу. Теперь эти комнаты нас заставляют выкупать.
Превратившись из государственных в коммерческие, многие предприятия давно отказались содержать жилье для своих рабочих. Те же, кто до последнего сохранял жилье на своем балансе, все равно вынуждены отказываться от него, поскольку содержать его очень невыгодно.
— Невыгодно, прежде всего, для самого предприятия, для его работы, — говорит Владимир Бушин, заместитель генерального директора мануфактуры. — Сейчас только на одно общежитие нам приходится тратить около миллиона рублей в год.
Общежитий у ТСМ два — одному 25, а другому 46 лет. Оба нуждаются в ремонте. И в том, и в другом жители протестуют против выкупа.
— Это просто беспредел какой-то, рэкет, — наперебой говорят жители общежития по ул. Павлова, — где мы найдем деньги, чтобы выкупить комнаты? Зарплату постоянно задерживают, да и составляет она у многих всего 2—3 тысячи, из них по две приходится платить за одну единственную комнату, будто это полноценная квартира с ванной и кухней. Ну куда это годится?
Причина, по которой люди сейчас платят огромные деньги за 12 метров, по мнению нового начальства ТСМ, в высоких тарифах за электроэнергию.
— Общежития состоят на балансе предприятия, а потому для них действуют промышленные тарифы на энергию и тепло, — объясняет замдиректора. — Для людей сейчас выгодно получить жилье в свою собственность, тогда и плата за потребляемую энергию уменьшится вдвое.
Но люди не верят в благие намерения руководства, считая, что их в очередной раз обманывают. Они боятся, что их просто выгонят из своих комнат в случае их несогласия выкупать.
— Руководство обязано доказать, что это нам выгодно, — говорит Ольга Токарева, жительница одного из общежитий. — Пока мы считаем, что это нам невыгодно. Даже если мы выкупим каким-то образом общежитие и создадим по их предложению кооператив, который перейдет затем в товарищество собственников жилья, мы должны будем полностью содержать дом. А сможем ли мы осилить такие расходы?
По мнению же Владимира Бушина, многие просто недопонимают ситуацию и зря паникуют.
— Мы ни в коем случае не хотим обидеть своих работников, — продолжает заместитель директора предприятия. — Они для нас очень ценны. Уже сейчас на предприятии создана специальная комиссия, которая будет работать с людьми по этому вопросу. В ее состав войдут, в частности, и юрист, и представитель профсоюза.
Комиссия будет работать с каждым человеком, учитывая и стаж работы на предприятии, и другие факторы, а также то, работает ли человек на ТСМ сейчас. Люди, отдавшие предприятию 30 и более лет, получат существенную скидку. Для них комната может обойтись всего в пять тысяч. Самое высокая цена — 36 тысяч. По мнению руководства, это вполне приемлемо. Но жители общежитий другого мнения.
— Мы очень обижены на бывшее руководство мануфактуры, — говорит Елена Зиновьева, одна из работниц предприятия. — Нас волнует, куда уходили деньги, которые с нас регулярно высчитывали на ремонт общежитий. И деньги немалые, с каждого по 100—200 рублей ежемесячно. Сейчас нам предлагают делать ремонт за свой счет, а ведь вопрос о капитальном ремонте ставился еще очень давно.
— Полы у нас гнилые, — вступает в разговор Любовь Солдатова, — углы гниют, крыши как таковой нет. Получается, что по большому счету, нам нечего выкупать.
Заместитель генерального директора уверил, что частично с ремонтом зданий предприятие все-таки поможет жителям, также, как и с выкупом комнат.
— Если у кого-то все-таки будут возникать вопросы, — заверил Владимир Бушин, — пусть обращаются лично ко мне, вместе разберемся.



^