11.05.2005
Подходит сезон ранних овощей. Аграрии прогнозируют, что большинство овощей на наших землях будут выращены китайцами. Необыкновенно высокие урожаи, в корне подрывающие существование наших овощеводов, связаны с непонятными манипуляциями. Официально, в Бурятии из 800 гектаров, на которых выращиваются овощи, около 120 га возделывают граждане КНР. Еще больше возделывается на совместных с жителями Бурятии предприятиях. Вообще, овощеводства в Бурятии без китайцев в настоящее время практически нет. Как правило, они стараются брать землю, где полив идет самотеком, когда вода поступает без ограничений. Скорость роста овощей у китайцев впечатляет местных агрономов — пока наши огородники только готовятся к первому урожаю, граждане Поднебесной уже продают второй. Чем гости Бурятии удобряют свои овощи, доподлинно не известно. По словам сельчан, к своим полям они никого не подпускают, а, убрав урожай, все следы сжигают.

Соседи по грядкам

Поля, на которых работают китайцы и наши сограждане, как правило, расположены буквально в двух шагах друг от друга. Что делается у соседа, видно без бинокля. В то время как местные уже вовсю ухаживают за рассадой, приезжие рабочие только-только заканчивают постройку своих теплиц. За примером далеко ходить не надо. Местность Каленово, СПК "Макс". В теплицах тепло и влажно, на полках теснится рассада: каждый росток бережно посажен в отдельный стаканчик. Труд, конечно, кропотливый, зато можно точно сказать, что рассада, подготавливаемая для собственных посадок и на продажу, экологически чистая.

— Мы начинаем готовиться к посадкам еще зимой, — рассказывает главный агроном предприятия Роберт Семенович Пак. — Вот эту рассаду еще 14 февраля посадили. Чтобы в теплице тепло было, уже вагон дров сожгли. Но надо дать овощу расти столько, сколько ему нужно. Китайцы же приехали совсем недавно, и только-только начинают работать, но мы точно знаем, они нас догонят и перегонят.

Как считает агроном, дело не в том, что приезжие рабочие трудятся больше (хотя конечно факт того, что любой из них заменит в поле десяток местных работников, никто не отрицает, ведь приезжие готовы работать с раннего утра до позднего вечера и к тому же без перерывов). Растение ведь расти быстрее даже самым ударным трудом не заставишь. А темпы выгонки рассады у китайцев наших специалистов просто поражают.

— У нас уже капуста в кочан садится вот в такой, — агроном показывает руками окружность сантиметров в 15, — а у них только-только скручиваться начинает. Проходит недели две: у нас кочан чуть подрос, а у них уже догнал наш. Значит, использовали ускорители роста, иначе и быть не может.

Для любого растения есть определенные сроки роста. Замедлить развитие очень просто — нужно только прекратить или ограничить полив. Заставить растение расти быстрее можно только с помощью химии.

— Чем китайцы удобряют свои саженцы, неизвестно. Они когда обрабатывают — никому не показывают, а потом все сжигают, и никаких следов не остается. А нам что скрывать? Мы пользуемся органикой, селитрой — в мизерных дозах. Селитра — это ведь просто подкормка, ее в начальном периоде вегетации используют. А китайцы что делают? До последнего ее подсыпают — до кочана, чего делать по нашим агрохимическим нормативам, совсем нельзя.

При такой азотной атаке растение, конечно, приобретает красивый вид, и плоды получаются гораздо презентабельнее, чем наши, выращенные по нашим правилам агротехники, однако в них накапливаются те самые нитраты, о которых так модно было спорить несколько лет назад и о которых в последнее время предпочитают не говорить.

"Все под контролем"

Применяемые препараты так или иначе себя проявляют, сказываясь на качестве продукции и на здоровье потребителей. Китайские овощи можно узнать по великолепному внешнему виду, отнюдь не соответствующему пищевым качествам. Вообще-то, исходные условия идентичны: поля — рядом, семена — одинаковые, российских и голландских сортов, а вот конечный продукт отличается. Китайские овощеводы настоящие волшебники сельского хозяйства. Единственный напрашивающийся даже у специалиста вывод: разница — в обработке.

— Наша морковь, например, дает граммов 150 сока на кило, а китайская — почти 500. И хотя хранят они морковь мытую, она у них не пропадает, хотя морковь положено хранить неочищенную, иначе она портится. Значит, что-то и при закладке добавляют, без этого так не может быть.

Использование ускорителей роста в России не практикуется, а ввоз непонятных и неизученных агрохимикатов запрещен. Совсем недавно "завернули" целый эшелон моркови из Китая: несоответствие российским нормативам. Поэтому понятны причины, по которым китайские рабочие скрывают используемые препараты и дозировки.

Тем не менее, в Министерстве сельского хозяйства Бурятии заявляют о полной подконтрольности овощеводства в республике. На вопрос: контролируется ли производство сельхозпродукции китайскими овощеводами в республике — Анатолий Федорович Манушкин, начальник отдела растениеводства Минсельхоза РБ, ответил следующее:

— Мы контактируем в этом направлении около десяти лет, за это время наработаны нормальные отношения. Контроль стал жестче. Вот в этом перечне, — при этих словах Анатолий Федорович показывает объемистую книгу, — указаны все разрешенные в России пестициды и агрохимикаты. Раньше список был значительно шире, и китайцы привозили свои удобрения. Теперь они запрещены, их не пропускают на таможне.

Но это по словам чиновника. А всего за десяток -другой километров от города на пригородных полях прилежно трудятся китайские рабочие, удобряя свои овощи чем-то настолько сверхъестественным, что местные жители не перестают удивляться.

В чем же секрет?

Можно предположить, что источников удобрений как минимум три. Первый — это произведенная в России аммиачная селитра. По словам сотрудников Министерства сельского хозяйства Бурятии, растениеводы республики расходуют аммиачную селитру, внося 1 центнер на га, не больше. Дело в том, что она сейчас обходится очень дорого. Ближайший к нам завод находится в Кемерово, возить оттуда удобрения обходится недешево, и этот фактор заставляет экономить.

Второй вариант — это удобрения из Китая. Которые граждане КНР могут привезти с родины — не так уж чтобы контрабандно, просто понемногу каждый, и все законно и незаметно. Если даже специалисты не могут определить что находится в пакетиках с китайскими иероглифами, то что говорить о таможенниках.

Ну, и третий способ — природные удобрения. В Китае при ведении натурального хозяйства крестьяне в качестве удобрений используют в том числе и свои собственные отходы.

В нищей перенаселенной стране просто не остается ничего другого. В этом нет ничего страшного — навоз же считается хорошим удобрением, а принципиальной разницы в этом деле нет. Однако в том случае, когда используются человеческие экскременты, необходимо соблюдение определенных санитарных норм.

— Наука давно предлагает использовать на удобрения городские стоки, — говорит Анатолий Манушкин, специалист министерства. — Использование отходов человеческой жизнедеятельности разрешено при определенных условиях, и они как удобрение весьма эффективны. Собранные из канализации отложения перепревают, и их достаточно просеять, очистить от посторонних примесей, и можно применять.

Однако, как отмечает специалист министерства, переработанные таким образом отходы по цене не уступают химическим удобрениям. Потому спрос на них в Бурятии невелик. А вот непереработанных отходов — сколько угодно и совершенно бесплатно.

Выбор в "овощном" вопросе, на самом деле, мало зависит от конечного потребителя — нас с вами. Его в первую очередь делают оптовики. Им сотрудничать с китайцами очень выгодно — цены ниже, лежкость овощей выше. О качестве же китайских овощей говорит то, что так называемые "цеховики" — производители популярных салатов "на вес" — с продукцией произведенной гражданами КНР предпочитают не связываться.

Заказывают в том же СПК "Макс". Как отмечают на этом предприятии, их клиенты уже обжигались, сотрудничая с предпринимателями из Китая. У конечного продукта в этом случае получается совсем не такой товарный вид, как у сырья. В частности, при засолке капусты последняя расплывается "в сопли".

Ну, а поскольку государство считает достаточным формальный контроль за границей, мы вынуждены потреблять то, чем нас потчуют оптовики. И никто доподлинно не знает, что мы на самом деле едим.

^