18.05.2005
На прошедшей неделе в Улан-Удэ посетил вице-президент ОАО "Транснефть" Вячеслав Пушкарев. Он провел закрытую встречу с Президентом республики Леонидом Потаповым. Обсуждался, само собой, вопрос строительства нефтепровода. В это же время на прошлой неделе стало известно, что в июне в Ирландии состоится 29 сессия ЮНЕСКО, на которой будет рассматриваться ситуация, складывающаяся вокруг строительства нефтепровода.

— Мы выполняем правительственную программу. — отметил
Вячеслав Пушкарев, выйдя к журналистам. — Нарабатываем
варианты. Могу сказать, что нефтепровод принесет
дополнительные рабочие места, большие налоговые отчисления.
Не буду называть цифры, но это налог на прибыль при
строительстве и эксплуатации, плюс подоходный, когда
заработают нефтеперекачивающие станции на местах. Будет
возведена инфраструктура, жилые поселки, которые надо
обслуживать, это дополнительная жизнь, которая, к сожалению,
затихает на Севере.

Министр промышленности РФ Виктор Христенко полмесяца назад установил, что первый этап строительства нефтепровода должен быть завершен в 2008 году. И ОАО "Транснефть" намерено
выполнить работу в установленный срок. Потому кое-где, даже
при всем административном ресурсе, юридическое оформление не
поспевает за начавшимися работами.

— Когда мне сказали, что нефтяники ходят уже в нескольких
километрах от Байкала, я сначала не поверил. — говорит
Сергей Шапхаев, руководитель "Бурятского регионального
объединения по Байкалу", — Думал, что просто слухи. Но
когда съездил туда — лично убедился. Разведка ведется уже у
самого Нижнеангарска. Местные жители очень обеспокоены.

Бурятское управление Росприроднадзора в ответ на
обеспокоенность жителей выписало предписание о запрете
изыскательских работ на северном берегу Байкала. Речь идет о
выделении лесных участков под вырубку просек. Как выяснил
Росприроднадзор, места рубки некоторых просек не вписываются
в ранее заявленный маршрут нефтепровода. По мнению же
Вячеслава Пушкарева, решение Росприроднадзора
преждевременно, ведь и сам маршрут пока еще толком не
определен.

— У нас еще и запрещать нечего. Когда мы предоставим на
рассмотрение варианты, тогда другое дело, — сказал Вячеслав
Пушкарев, комментируя положение с запретом. — Когда мы
закончим изыскания — примерно через месяц — мы будем
готовы провести общественные слушания во всех регионах, по
которым будет проложена трасса нефтепровода. Активной
полемики относительно прочих участков этапа нет, говорят
только о Бурятии. Но маршрут прохождения нефтепровода по
республике еще не выбран. Всего рассматривается три варианта
— северный, южный и промежуточный. Пока мы ни на одном не
остановились. Все зависит от того, какое заключение даст
Росприроднадзор и Росатомнадзор. Первая организация
рассмотрит экологические вопросы, вторая — техническое
решение.

Как известно, наше государство самостоятельно настояло на
включение Байкала в список участков всемирного наследия.
Дипломатами нашей страны была подписала Конвенция о
сохранении его природного и культурного наследия. В перечне
документов, предоставленном нами же в ООН, имеется и карта
границ вокруг озера, в рамках которых строительство
нефтепроводов является предметом международного обсуждения.
Потому не стоит удивляться, что нефтепровод станет одной из
тем обсуждений на будущих ооновских слушаниях в Ирландии и,
скорее всего, это только предварительное знакомство с темой.
Пока международное сообщество не высказало никаких мнений по
данной теме. Однако в русле общих критических настроений на
Западе по отношению к происходящему в нашей стране,
думается, что многие попытаются использовать проблемы
Байкала как еще один повод в чем-нибудь нас пообвинять.

Главные же оппоненты проекта в России — экологи. В
некоторых государственных структурах их уже записали в
проводников недружественных иностранных интересов,
подрывающих роль России в мире. Однако, наверное, это не
так. Это как раз та оппозиция, которая позволит сделать
проект более легитимным в глазах того же Запада.

— Мы не требуем ничего сверхъестественного, — говорит
Сергей Шапхаев. — Просто мы хотим, чтобы одни российские
интересы не повредили другому — озеру Байкал. Как мы видим,
в реальности рассматриваются маршруты, проходящие вообще
чуть ли не по берегу Байкала или в 80 км севернее, пересекая
десятки водотоков в Байкал, в самой сейсмичной зоне
Восточной Сибири. Если произойдет разрыв нефтепровода, а
на территории соседней Иркутской области это происходит
в среднем каждые 1,5 года за последние 12 лет, то нефть
зальет Байкал. Эти потери не измерить деньгами.

По расчетам нефтяников, выбор маршрута должен завершиться к ноябрю текущего года. До того времени и нужно будет вести
открытую и гласную дискуссию, актуальность которой
подчеркивается обращением внимания на проблему структурами
ООН. Однако пока мнение Вячеслава Пушкарева насчет ЮНЕСКО
сугубо отраслевое и сводится к тому, что эта организация не
является для нефтяников регламентирующей. Поэтому де "пусть
себе обсуждают". После встречи с президентом Бурятии
Вячеслав Пушкарев улетел в Северобайкальск посмотреть, как
там движется дело. Президент же Бурятии, очевидно не
желающий стать "президентом, погубившим Байкал", настаивает
на проведении не только государственной, но и общественной
экспертизы, с широким обсуждением. В этом вопросе с ним
солидарен эколог Сергей Шапхаев.

^