25.05.2005
Жители пяти сел в Тарбагатайском районе этой весной лишились больницы. Стационар, рассчитанный на 16 коек, с 4 мая закрылся. Теперь, чтобы получить экстренную медицинскую помощь, нужно добираться до районного центра — Тарбагатая. Отстоять верхнежиримскую круглосуточную больницу не смогла даже глава сельской администрации Галина Дорофеева, которая 13 лет назад на паях с несколькими колхозами построила эту больницу.

Сегодня на дверях больницы висит замок, работает только амбулатория, да и то лишь до пяти часов вечера. А после пяти и в выходные дни на две с половиной тысячи населения близлежащих сел нет ни одного медицинского работника.

— Люди из двух дальних деревень, Барыкино и Харитоново, на сегодняшний день вообще брошены, — рассказывает глава администрации. — У них даже фельдшера нет. Вот случись что — куда им обратиться? От Харитоново до нас 40 км, а от нас до Тарбагатая еще 30. Как же больной человек проедет эти 70 км до районной больницы? Не у всякого ведь машина есть, чтобы везти больного. А как простому бедному человеку быть — помирать?

Закрытие круглосуточной больницы уже сейчас обернулось для сельчан двумя смертями. У 62-летней Галины Ведерниковой вечером резко поднялось давление. Амбулатория была уже закрыта, а у семьи не было ни машины, ни телефона. Пока искали помощь, женщина умерла.

— Не каждый пойдет к фельдшеру домой, — говорит Галина Дорофеева, — у нее ведь тоже хозяйство, огород, как говорится, дома ждет вторая смена. Тем более не станут тревожить ночью. У нас при больнице работало четыре медсестры, все очень высокой квалификации, абсолютно все могли: раны зашить, экстренную помощь оказать. Вот у нас год назад на трассе страшная авария произошла, тогда 18 человек пострадало, пятеро сразу погибло, так наши медсестры первыми помощь оказали. А теперь случись такая трагедия, откуда помощи ждать?

Абсолютно все жители сел недовольны реформой, они понимают, что пытаться что-то изменить, достучаться до верхов просто бесполезно. Их никто не услышит.

— Зачем закрывать то, что необходимо для жизни, — спрашивает сельчанка Марина Меньшикова. — Нам говорят, не хватает финансирования. Но ведь все эти тяжелые послереформенные годы больница работала, почему же сейчас она стала не нужна? В прошлом году моего мужа укусила пчела. Тогда у него давление резко упало почти до нуля. Казалось, надежды уже нет. Но его спасли, спасибо больнице. А сейчас, случись подобное, куда я кинусь, кого на помощь буду звать? Просто страшно.

По неизвестным причинам, в селе Верхний Жирим почти 70% гипертоников — людей, которым в любой момент может понадобиться экстренная помощь, как и 119 инвалидам, проживающим в районе, в число которых входит и 30 человек из верхнежиримского дома для престарелых. Людей, которым реально нужна круглосуточная скорая медицинская помощь предостаточно.

— Принятие решения о закрытии больницы во многом зависело от главного врача районной больницы Андрея Михайловича Лазарева и от главы района Михаила Викторовича Михалева, — говорит Галина Дорофеева. — Конечно, легче все деньги, отпускаемые на больницы, пустить на районную, в Тарбагатай, а не распылять их еще и на нашу. Мы понимаем, что денег везде не хватает. Но надо было посоветоваться с экономистами, проанализировать бюджет больницы, подумать, как и где сэкономить, прежде чем уничтожать то, что есть. На мой взгляд, надо было бы проработать все возможные варианты, но не отворачиваться от народа. Возможно, было бы предложить вариант работы в больнице по контракту. Если уж мы переходим на капиталистические рельсы, пусть медицинский работник получает за свой труд столько, скольких пациентов он обслужит. Больной человек последнюю корову бы продал, но заплатил 100—200 рублей за вызов. Тогда бы он точно знал, что ему будет оказана медицинская помощь, причем быстро и качественно. Дежурная медсестра с телефоном, с машиной, которая работает круглосуточно и посменно — чем не вариант? Мы не против реформ, но ведь все должно быть отлажено, а не так, что закрыли, а взамен ничего не дали.

Сэкономить деньги, но оставить больницу в рабочем состоянии верхнежиримцы предлагали и раньше. Только ни тогда, ни сейчас их предложений никто не слышит. А вариант был очень простой: из экономии закрыть больницу на лето, оставляя дежурить и принимать вызовы медсестру. Летом сельчанам болеть просто некогда, а зимой полечиться время найдется.

— Закрытие подобного учреждение — это просто глупость, — продолжает Галина Дорофеева. — Через два года больницы просто не будет, ее растащат. Сейчас мы экономим на ней 200 тысяч, а завтра, боюсь, мы потеряем миллионы. Одна только кочегарка оценивается в полтора миллиона. Мне кажется, любой современный руководитель должен в первую очередь думать о том, как сохранить имущество, а не перекладывать проблемы на плечи народа, как это делается сейчас.

В том, что больница может просто исчезнуть, в Верхнем Жириме не сомневаются. Если в ближайшее время ее не реанимировать, она умрет. А вместе с ней и многие жители пяти сел, которые, несмотря ни на что, всетаки надеются, что наверху, одумаются и, если не вернут больницу нуждающимся, то хотя бы предоставят ей реальную замену.

— Я понимаю, что ни у кого нет денег, что кругом реформы, но я не понимаю, когда народ оставляют на произвол судьбы, — с болью говорит Галина Дорофеева. — Сегодня народ молча умирает, а что завтра? Отчаянье, безысходность, пьянство? Люди хотят жить, а не бояться за своих близких. И как, скажите мне, объяснить народу, все эти перемены и не убить в них надежду на лучшее будущее?

^