25.05.2005
На вопрос: "Какая болезнь сейчас самая страшная?" — большинство обывателей ответит: "СПИД". Проблема ВИЧ-инфекции не сходит с экранов телевизоров и потому заняла изрядное место в умах людей. Между тем, за последние 10 лет от СПИДа в Бурятии умерло 19 человек. Много это или мало? В сравнении с туберкулезом получается мало. От него в республике ежегодно умирает более 20 человек. Однако вследствие сложившегося стереотипа на борьбу со СПИДом государство и частные фонды охотно дают деньги , в то время как борьба с туберкулезом хронически недофинансируется.

Факты вещь упрямая. Во всем мире каждые 10 секунд от туберкулеза умирает один человек, в год болезнь уносит более трех миллионов жизней. СПИД на такое, к счастью, не способен: число его жертв — три миллиона со времени появления этой болезни. Заразиться СПИДом труднее: ВИЧ-инфекция передается только через кровь, когда как палочка Коха весьма живуча и передается воздушно-капельным путем. В России ситуация с заболеваемостью туберкулезом давно уже стала угрожающей, тем не менее активная кампания ведется только против СПИДа. У нас в республике врачи-фтизиатры изо всех сил стараются сдерживать и стабилизировать болезнь, но количество больных туберкулезом только возрастает. По словам главного врача Республиканского противотуберкулезного диспансера Антона Зарбуева, из-за дефицита денежных средств, ежегодно выделяемых на борьбу с болезнью, вылечить удается только 80 больных из 100. У остальных двадцати болезнь приобретает хроническую форму, результат которой — неизбежная смерть.

— К сожалению, большинство наших больных входят в социально-дезадаптивную группу населения, — констатирует главный врач. — Это неработающие, бомжи, алкоголики, освободившиеся из мест лишения свободы. Кроме того, это еще и самая недисциплинированная группа. От того, как этот больной будет соблюдать санитарно-гигиенические правила, во многом зависит безопасность окружающих. Добиться от них выполнения рекомендаций лечащего врача бывает очень трудно, например, им категорически нельзя сплевывать мокроту на землю, а они плюют. Встретить этих людей можно везде: в общественных местах, в транспорте, на улице. И здесь самое главное знать, что туберкулезная палочка выделяется не только при кашле или чихании, но и при обычном разговоре. Если кашлевой толчок сильный, то микробы могут разлетаться на расстояние до четырех метров.

В отличие от многих других возбудителей болезней, в частности ВИЧ, палочка Коха очень устойчива к внешней среде: она способна сохранять свои свойства в земле, в снегу, во льду, устойчива к воздействию спиртом, кислотой и щелочью. Гибнет микробактерия туберкулеза только под длительным воздействием прямых солнечных лучей, высоких температур и хлорсодержащих веществ. Самый страшный враг палочки — прямой солнечный свет, который убивает бактерии в течение пяти минут. В темноте же бациллы долго сохраняют жизнеспособность, и поэтому наибольшее распространение инфекции происходит в темных помещениях. Тюрьмы всегда были мощным источником туберкулеза, сейчас же они превращаются в своеобразный насос, который ежегодно выкачивает из-за колючей проволоки десятки тысяч больных активной формой туберкулеза. Одна треть всех больных этой страшной болезнью приходится именно на выходцев из тюрем.

За последние годы показатель смертности от туберкулеза в Бурятии чуть снизился. По словам главного врача РПТД, сейчас он меньше, чем показатель смертности по Сибирскому федеральному округу в целом, но выше, чем среднероссийский. Тем не менее, в нашей республике, каждый год первично заболевают туберкулезом в среднем 1 470—1 480 человек. Если к этому числу прибавить постоянно накапливающихся хроников, а также в среднем 400—500 человек, освобождающихся из тюрем, в основном, с активной формой туберкулеза, то цифра получается шокирующая — порядка трех тысяч различной тяжести больных. Если сравнить полученный показатель по числу больных туберкулезом с количеством ВИЧ инфицированных в нашей республике (на 16 мая их зафиксировано 2 212 человек), то цифры по количеству больных туберкулезом в Бурятии больше. Гораздо выше и число смертей.

Но должное внимание проблеме туберкулеза не оказывается. Почему, например, ситуация по СПИДу в республике оценивается специалистами как эпидемия, а не менее угрожающая ситуация с туберкулезом признается нормальной и недостойной активного внимания? Уже долгое время финансирование работы противотуберкулезных диспансеров остается недостаточным.

— В прошлом году финансирование нашего противотуберкулезного диспансера было выполнено только на 47% от потребностей, — рассказывает главврач диспансера Антон Зарбуев, — а в этом году — на 55%. Сейчас наши деньги сократят еще на 15 миллионов. Я всегда говорил и буду говорить: с туберкулезом так бороться нельзя. Что говорить, бывает и такое, что у нас нет денег даже на элементарные моющие средства.

^