01.06.2005
В День защиты детей, чиновники как всегда будут произносить свои высокие речи. И ведь говорить будут очень горячо и убедительно, приводить цифры, которые "покажут и докажут", что с детством у нас в стране все о'кей, проблемы, конечно, есть, но они решаемы и чуть ли не в ближайшее время. Между тем, у очень многих детей детства нет и, скорее всего, уже никогда не будет. Только чиновники вряд ли знают о таких детях: в уютных теплых кабинетах, за решением важных задач им некогда об этом думать.

10-летняя Женя с большими зелеными глазами очень боится фотографироваться, говорит, что потом по снимкам ее продадут в рабство или на органы в Китай. Откуда появился такой страх, они сама не знает, просто где-то слышала, что когда фотографируют беспризорных детей, они потом исчезают, и их больше никогда никто не видит. Два года назад родной отец девочки развелся с матерью и уехал в Баку. Мать быстро нашла себе нового жениха, вышла замуж и загуляла. Гуляет вот уже два года. Сначала Женя думала, скоро все прекратиться, но время шло, и становилось только хуже. Отчим начал регулярно избивать и истязать девочку.

— Я сейчас не знаю, где мать с отчимом живут, может, в Куйтуне, может, дальше. А я здесь живу, тут меня тетенька на рынке кормит — суп мне дает, булочки, чай, потом я хожу попрошайничать, ночую в подвалах, в подъезде.

Домой Женя возвращаться однозначно не хочет.

— Я не хочу, чтобы меня били. Мама-то меня фиг тронет, а отчим... доконал уже меня, мучает и мучает. Ай, да ну их! Я, когда денег накоплю, куплю билет на самолет и в Баку к отцу поеду, он меня ждет там, он хороший. А здесь мне все надоело. Вот сегодня сплю возле рынка на лавочке, дяденька ко мне подсел, разбудил меня и говорит: "Девочка, хочешь кушать?" — а я никогда от еды не отказываюсь. Он говорит: "Давай я тебе два пирожка куплю, ты сядешь ко мне в машину, и мы с тобой покатаемся". Я знаете, что ему ответила? "Пошел ты в зад!" К знакомым я бы села, а в другие машины я не сажусь.

У Жени есть знакомые мужчины на машинах, но и с ними девочка проводить время не любит. Говорит, что даже от знакомых сейчас убегает. Ей гораздо удобнее попрошайничать. Послушав Женю, понимаешь, что у нас в городе полным- полно педофилов. По словам девочки, почти каждый день к ней подходят или даже подъезжают на машинах мужчины и предлагают "за два пирожка покататься".

— В основном иномарки и "Волги" тормозят. Мужики чаще взрослые, молодые редко бывают. Я всегда от них убегаю, снимаю ботинки и убегаю. Вот вчера эти ботинки я сняла и побежала. Мужик сначала за нами побежал, а Светка камень схватила и ему в лоб бросила, он и отстал.

Была бы Женина воля, она бы сделала так чтобы никто не пил, не мучил никого, чтобы люди добрые были. Но на улице такое вряд ли возможно. Женя и не хотела бы жить на улице, да вот в детский дом ее не берут. Она пробовала туда устроится, но девочке отказали. Сказали: "Мы тебя не возьмем" — и все. Летом этот отказ не страшен, а вот зимой тяжело. В колодцах и подвалах очень холодно. Когда-то Женя училась в школе, но когда ушла из дома, школу забросила. Хотя ей там нравилось и очень хотелось бы продолжить обучение.

— Сейчас я в воскресную школу хожу. Нас там читать, танцевать, рисовать учат. Читать я по слогам умею. Я в будущем хочу поваром стать, они вкусно еду варят. Я вот борщ очень люблю и рис, а котлеты я сама делать умею. Но чтобы поваром стать, нужно школу закончить, потом в институте учиться, потом еще в одном институте и только потом меня на работу возьмут. Но к китайцам работать я не пойду. Я их боюсь. Они знаете, что делают? Они детские фотки в Интернете выставляют, а потом, когда заказчик находится, убивают. Печень, сердце, почки вырезают и продают. А меня китайцы фиг найдут, я такие закоулки знаю, которые никто в городе больше не знает. Мне даже мама говорит: "Вот смотри, доча, по ночам не бегай, а то в беду попадешь". А я не боюсь. Я трупов много видела. Вчера труп видела, позавчера.

Я живых боюсь, а трупов — нет. Живых мужиков я вообще сильно боюсь. Того трупа — я думала, может, он живой — будила-будила, а у него деньги упали из кармана, 200 рублей, я взяла их и убежала сразу. В кино сходила, кроссовки себе купила. А еще я видела мертвую девочку. Она такая ма-а-аленькая была. Мы ее в помойке недалеко от площади Советов видели. Нас трое человек было. Я тогда так рыдала, мне ее так жалко было. Мы ее потом похоронить решили. Могилку я делала и крест сама делала, а еще купила маленький крестик в церкви и в могилку положила. Ой, как я тогда ревела... Жалко мне было девочку. Иногда себя жалко.

А однажды у Жени с подругой Светкой был случай. Как-то вечером девчонки оказались в районе Кирзавода — там, где кладбище. Девочки пытались выйти к городу, но на пути встретились два мужика. Они схватили девочек и куда-то потащили. Женя вырвалась и убежала вызывать милицию.

— Они еще ничего со Светкой не успели сделать, только плавочки сняли. И мужиков, и нас задержали, нас потом отпустили и сказали: "Больше по кладбищу не ходите, а-то попадетесь, и убьют вас".

Женя утверждает, что не пьет и не курит, и даже популярный в такой среде клей не нюхает.

— Я даже не пробовала. Я лучше буду расти. А у меня друг есть он клей нюхает, я у него все время отбираю, да еще и бью за это.

Ест Женя один раз в день на рынке "Саган Морин": там добрая женщина каждое утро покупает ей еду — суп, булочку и чай. А потом ест где придется, в остальное время попрошайничает.

— Вчера чуть в обморок не упала: голова кружилась, в глазах туман, тошнило сильно, наверное, на помойке что-то не то съела.

От попрошайничества денег выходит немного, тратит Женя их на хлеб и на фрукты, если денег получается побольше, то покупает себе носочки и плавочки. Но больше всего ребенку хочется купить компьютер, чтобы играть в игры, как все дети.

^