08.06.2005
Сказать, что население нашего города недовольно тарифами на коммунальные услуг, — значит, не сказать ничего. Каждый, так или иначе, имеет по этому поводу свои претензии к правительству, только одни выговариваются в своем дворе соседям, другие — на митингах. А третьи в судебном порядке выясняют кто, кого и насколько обманывает в городе Улан-Удэ. Еще совсем недавно таких людей насчитывались единицы. Но с каждым очередным повышением тарифов их становится все больше.

Эти люди в большинстве своем пенсионеры, и причины этого понятны: у них больше свободного времени и меньше денег, чем у людей активного трудового возраста. Они по капле собирают знания о нынешней запутанной юридической системе, отправляя в суды иск за иском. Где-то выигрывают, где-то проигрывают, но таким образом они пытаются облегчить свое финансовое положение, сильно пошатнувшееся в результате реформы ЖКХ. В администрации города их имена уже помнят наизусть, но отмахнутся от них, как от большинства прочих обращающихся, уже не получается — в ответ сразу идут судебные иски.

Буквально на днях в Советский районный суд с жалобами обратилось сразу несколько улан-удэнцев, все они просят разобраться, почему тарифы растут, а услуги в полном объеме по-прежнему не оказываются. Например, пенсионер Виктор Давыдов, видит единственной причиной этого бардак в сфере коммунальных служб города.

— У нас сейчас столько наорганизовано муниципальных предприятий, что даже трудно пересчитать, — разъясняет свою позицию Виктор Давыдов. — Но ни одна из этих организаций не желает заключать со мной договор на поставку жилищно-коммунальных услуг. Тем не менее, услуги всех этих компаний включены в тарифы. Но тариф должен быть у производителя, посредник же может накручивать цены по договору с потребителем. У нас пока потребителя никто не спрашивает, что он хочет, как он хочет и сколько.

Подавшие в суд жалобу пенсионеры подняли массу постановлений, решений и других документов, они собираются доказать, что тарифы завышены незаконно, а правительство не делает ничего, чтобы снизить их за счет реформирования всей системы ЖКХ.

— Мы платим большие деньги за якобы предоставленные нам коммунальные услуги, — поддерживает высказанную позицию Bиталий Марков. — Но ни в одном доме в полном объеме и даже на 50% эти услуги, оплаченные населением, не предоставляются. А почему? Все коммунальщики должны заключать с нами договора, в которых я бы записал не только их права, но и их обязанности. А не имея договора, я ничего не могу доказать. Но ведь каждая услуга имеет определенную цену, потому все услуги должны быть расписаны, сколько и за что мы платим.

Пенсионеры надеются, что суд заставит коммунальные службы заключить устраивающие их договора. После этого бороться с коммунальщиками станет гораздо легче. Если есть договор, в котором предусмотрена компенсация за не оказанные услуги, то суду ничего не останется как признать правоту людей. Встретились, кстати, нынешние соратники также в суде, ожидая очередных заседаний. Там же обретаются и новые союзники в борьбе.

Намеченная на будущее проблема — несоответствие потребляемого количества тепла или воды, и выставляемой в счетах суммы. Так, например, год назад Виктор Давыдов поставил у себя дома водосчетчики. Экономия семейного бюджета оказалась весьма существенной: двое пенсионеров заплатили лишь за израсходованные 26 кубометров холодной воды и 6 кубометров горячей. Но оказалось, что и здесь не обходится без переплаты.

— Сегодня я открыл кран с горячей водой, — рассказывает Виктор Давыдов, — но вместо нее бежит холодная грязная вода, ей невозможно пользоваться. Чтобы получить горячую воду, нужно слить порядка 250 литров грязной воды, и за все это я должен буду платить. Почему?

Не устраивает пенсионеров и то, что власти не пытаются сделать систему ЖКХ хоть как-то эффективнее.

— Почему в городе вода и тепло так дороги? — восклицает Виталий Марков. — Одна из причин кроется в слишком большом диаметре теплотрассы, идущей от ТЭЦ-2. А отсюда и большие тепловые потери, получается, что лишний рубль мы платим за то, что труба не та. К тому же труба раздета и разута, она открыта всем ветрам.

По словам Аркадия Алганаева, одного из проектировщиков этой теплотрассы, труба при строительстве ТЭЦ действительно была рассчитана на быстро растущий город - - на 400—500 тысяч человек, а потому и на большую мощность — до 600 гигакалорий в час. При строительстве ТЭЦ все предприятия города давали свою предполагаемую нагрузку на 20 лет вперед, с таким учетом и была построена теплотрасса. Сейчас, по словам специалиста, тепловые потери от трубы от ее невостребованной части составляют порядка 10%. Каждый десятый рубль за тепло — это избыточный диаметр трубы.

Число людей в судах медленно, но верно растет. Они набираются юридического и практического опыта, со временем их станет так много, что это движение грозит превратиться в страшную головную боль для мэрии. Кстати, беседуя с корреспондентами нашей газеты, Виктор Давыдов и Виталий Марков попросили обратится к населению города от их имени с предложением присоединяться к движению, готовить свои претензии к коммунальщикам и решать накопившиеся проблемы сообща. Со своей стороны, редакция "Номер один" обещает информационную поддержку этой общественно полезной деятельности. Просто потому что мы такие же горожане, как и все наши читатели. Однако оптимальным решением закаленные в судебных тяжбах пенсионеры, считают товарищества собственников жилья.

— Если бы эти товарищества могли работать, если бы им не мешали власти, то нам не нужны были бы многочисленные посредники между потребителем и производителем, — говорит Виталий Марков, — мы бы самостоятельно могли определять, куда пойдут наши деньги. А так и денег нет, и предоставленных услуг нет. Остается только без конца ходить по судам.

^