15.06.2005
В Улан-Удэ проходит необычная кампания. Агитаторы одной из общественных организаций ходят по городским жилмассивам и рассказывают гражданам о Всероссийском референдуме, который задумала КПРФ. Общаясь с жителями, агитаторы объясняют суть вопросов, на которые надо получить всенародный ответ, выдвигаемых КПРФ, тем самым пропагандируя референдум.

... Сообщения о предстоящей встрече висели на подъездах 18-го квартала целую неделю. Анонсы имели воистину "пролетарский" вид. Еле видные буквы, простая бумага, прикрепленная к двери двумя кусочками скотча. Встреча началась с немецкой педантичностью: обещали в шесть вечера и начали в шесть. Собравшись во дворе одной из пятиэтажек, окрестные жители расположились на скамейках и вкопанных шинах. Агитатором оказался невысокий худощавый мужчина. Суть референдума, который хочет провести КПРФ, в том, чтобы изменить нынешнюю политику правительства в социально-экономической сфере.

— Все стало платным — детсады, вузы, лечение, льгот нет, — заявил агитатор. — Если человек внесет квартплату, заплатит за садик, школу, институт, то на жизнь ничего не останется. Вы знаете, сколько людей вышли на улицы и площади страны, когда пострадали от монетизации льгот! Но по телевидению эта информация просачивалась еле-еле, через огромные препоны.

Прежде всего, на встрече речь пошла о наболевшем — нехватке денег и низких зарплатах. Один из вопросов референдума — повысить зарплаты в России. "Работающие бедные — такого не должно быть", — разъяснял агитатор.

Люди с интересом воспринимали необычную форму общения с народом и предлагаемую информацию, когда сверху раздался крик. "Ты чего пришел в наш двор! Я Сашке Барданову буду жаловаться", — выдала с одного из балконов какая-то женщина.

Сашку Барданова, которым пригрозили агитатору, наверное, мало кто из присутствовавших припомнил. Это не криминальный авторитет. Это — депутат от местного округа, избранный в Горсовет. Удивленные сограждане дружно оглянулись. Пропагандист тоже был озадачен. " Да вы продолжайте, не обращайте внимания, она сейчас назад зайдет", — попросили агитатора жители.

Опустивший было от неожиданности газету "Советская Россия" с вопросами референдума мужчина вновь продолжил: "Зарплата японца в одном рубле выпущенной продукции равна 70 копейкам. В России гораздо меньше. Нам недоплачивают зарплату".

Однако дама не оправдала надежд собрания. Маяча на балконе, она не переставая охаивала агитатора. "А ты тут не п...ди! Ишь по газете читает, своих-то слов нету", — вновь раздалось сверху. Женщина внимательно следила за происходящим и бросила реплику, когда агитатор глянул в газету, дабы зачитать следующий вопрос, запланированный на референдум.

К группе слушателей то и дело подходили новые жители местных домой. "А тут чего такое? А ты кто такой?" — невесть откуда выскочил пьяный взъерошенный мужик, всем своим грозным видом показывая, что без мордобоя дело не обойдется. Обстановка накалялась.

"Я из общественной организации, которая разъясняет, какой референдум хочет провести КПРФ", — представился агитатор. "Да ты сядь, не мешай слушать. — недовольно заворчали слушатели. — Ты чего такой пьяный?" — "Да у меня тут свадьба", — обрубил все вопросы мужик. Свадьба, очевидно, пела и гуляла, одновременно с митингом. Потому как вскоре мужчину по имени окликнул сотоварищ. "Ходил за бутылкой, а теперь идет назад", — мелькнула у собравшихся мысль. Однако "жених" решил остаться со слушателями.

— В этом году будут приняты новые Лесной и Водный кодексы. Байкальское побережье скупят московские, иркутские богачи и для Байкала ничего хорошего не будет. И простым людям места на Байкале тоже не будет". Слушатели, внимательно слушавшие речь, понимающе закивали.

— Избейте его! Он Байкал продает! — разнесся по двору истеричный выкрик. — Избейте его!

Все вздрогнули и дружно воззрились на балкон. Неуютнее всех себя почувствовал, наверное, оратор. Все-таки, когда разговариваешь с людьми, меньше всего думаешь, что они тебя изобьют. Балконная женщина упорно продолжила поносить агитатора. Получалось уж совсем неудобно. Глупость ситуации поняли даже слушавшие мужчину-пропагандиста дети. Было как-то обидно за родной квартал. Подойдя к балкону, дети попытались объяснить жительнице, что оратор, наоборот, защищает Байкал. Однако та продолжала вопить: "Избейте его!"

— Да ты спустись и скажи, чего хочешь. Чего с балкона кричать! — возмутился народ, неприятно удивленный призывами к расправе, которые дама выкрикивала минут пять. Вопли прекратились. "Вы знаете, как сегодня олигархи добывают нефть? Скважина используется, пока легко добывать, — доходчиво вещал агитатор. — Они берут нефть сверху, ведь чтобы взять ее из глубины, нужна хорошая техника, надо вложить деньги. Через двадцать лет мы будет завозить ресурсы из-за границы. Ведь олигархи нести затраты не хотят, а просто переходят на новое нефтяное поле. Главные отрасли надо вернуть в собственность государства". Один пункт референдума следовал за другим. Присмирел даже "жених". Неожиданно из подъезда вышла "балконная" женщина. Честно говоря, никто не ожидал, что она спустится. Дело запахло керосином... Впрочем, вновь пришедшая почему-то не стала бить оратора, а задала вопрос: "Я получаю две пятьсот, а за квартиру плачу две. Как мне жить?".

— На пятьсот рублей жить невозможно", — заявил агитатор.

— А что делать?

— Надо менять власть.

Услышав что-то знакомое, на скамеечке внезапно напрягся "жених". "А? Что? Масть менять?", — начал он нервно переспрашивать. "Не масть, а власть", — почти по буквам повторил агитатор. "А-а-а, власть... А я подумал, "вора в законе" хотят поставить..."

Ближе к концу встречи с жителями 18 квартала, агитатор предложил создать местный комитет общественности, затем по рукам пошел листок, куда присутствующие записали свои фамилии. Агитатору для отчета о том, что он действительно встречался с народом. По итогам встречи можно сказать, что горожане с пониманием отнеслись к задумке КПРФ. Да и в целом встреча оказалась запоминающейся.

^