15.06.2005
Работники дирекции по обслуживанию пассажиров (ДОП) УланУдэнского отделения железной дороги Барков и Тугаринов вышли после окончания трудовой смены на улицу Революции 1905 года и направились к автобусной остановке. По дороге они заглянули в киоск за сигаретами и продолжили свой путь. Неожиданно рядом с ними остановилась темно-зеленая "девяносто девятая", из которой раздался звук свистка. Железнодорожники продолжили продвигаться к остановке.

Пляжные полицейские

Тогда машина заехала на тротуар, и оттуда вышли двое молодых людей, одежда которых, судя по всему, должна была означать милицейскую форму. Один из них был по пояс голым, зато в серых форменных брюках. Торс второго прикрывала майка, милицейские брюки были лихо закручены до колен. Пляжного вида парни без особых церемоний потребовали документы у изумленных железнодорожников. Извлеченные из карманов удостоверения не уменьшили "служебного рвения" милиционеров полка УВО, зачем-то начавших выяснять у Баркова с Тугариновым подробности их "преступной деятельности". Дескать, проституток вокзальных "крышуете", сутенеры вы оба, где ваш босс Паша.

Когда Барков начал возмущаться, голый торс по фамилии Калмыков незамедлительно ударил ему в челюсть. Поняв нешуточные намерения милиционеров, Барков побежал обратно к проходной ДОП. Тугаринов спасение нашел уже за вокзалом, в помещение у других милиционеров — сотрудников линейного отдела.

"Увошники" же на автомобиле подъехали к проходной, откуда вывели свою жертву за шиворот на глазах у его ошарашенных коллег. Протащив "сутенера" спиной по асфальту, блюстители порядка водворили его в легковую машину, где экзекуция приняла более серьезный оборот. Кроме уже пострадавшей челюсти, удары пришлись по голове, груди, ушам и другим частям тела.

Признание или окурок в глаз

Признаться в покровительстве привокзальным путанам Баркова заставляли угрозой потушить окурок об его глаз. Зажигалка в это время уже прижигала руку несчастному.

Ничего не добившись, милиционеры привезли избитого в Железнодорожный отдел милиции, где был составлен рапорт о его "неповиновении сотрудникам правоохранительных органов в нетрезвом виде, создании аварийной (?!) ситуации".

На основе этой бумаги железнодорожник, проведший всю ночь в камере, предстал наутро перед мировым судьей, который привлек его к административной ответственности.

Еле расставшись с так сказать блюстителями морали и порядка, Чернов начал восстанавливать справедливость с помощью коллег, которые стали свидетелями милицейского беспредела. Для начала вышестоящей инстанцией постановление о привлечении его к ответственности было отменено как незаконное. Затем прокуратура Железнодорожного района возбудила уголовное дело в отношении распоясавшегося милиционера. В итоге все это завершилось для милиционера Калмыкова пятью годами лишения свободы условно. Кроме того, он должен будет возместить Баркову моральный и материальный вред. Вот если бы кто подсчитал, какой ущерб причиняют такие "аварийные ситуации" Министерству внутренних дел.

Все имена и фамилии изменены. Совпадения случайны. Материал предоставлен прокуратурой Железнодорожного района.

^