24.07.2013
В Бурятии участились случаи мошенничества с недвижимостью пенсионеров
В Бурятии участились случаи мошенничества с недвижимостью пенсионеров  

Квартира постоялицы дома-интерната для престарелых людей в г. Улан-Удэ привлекла к себе внимание посторонних людей. Долгое время до одинокой пенсионерки никому не было дела, однако появившаяся не так давно знакомая решила взять под опеку старушку. В качестве вознаграждения за свою «заботу» она мечтает получить квадратные метры пожилой женщины.

Эта история, возможно, так и не стала бы темой для статьи, если бы в Бурятии не были зафиксированы факты мошенничества с недвижимостью, владельцами которой являются одинокие люди. В одном случае беспомощные старики становятся жертвами «черных» риелторов, в другом - сердобольных псевдодрузей. Цель и в том, и в другом случае одна – нажива.

Доминика

Женщина с таким необычным именем вот уже два года проживает в доме-интернате «Доверие», находящегося в ведении министерства социальной защиты населения Бурятии. Здесь она обрела новый дом, новых друзей, новую жизнь. А ведь не так давно у пенсионерки было все – любимый муж, квартира в Улан-Удэ, достаток в доме. Все изменилось после того, как не стало супруга.

- Сама я из Молдавии, но повстречала мужчину, влюбилась, вышла замуж. И вот – оказалась сибирячкой. Нам много и не надо было. Квартиру муж от работы получил – однокомнатную по ул. Юного Коммунара. Прожили там много лет. Счастливо. Пару лет назад в канун Нового года мужу стало плохо с сердцем. В один миг его не стало. Тогда и началась моя печальная история, - со слезами на глазах вспоминает события тех дней Домника Ивановна Крушинская.
Уже через пару дней на пороге ее дома появился племянник мужа с двумя сыновьями. Уговоров не было, сразу прозвучала угроза: «Квартира не твоя – дядина. Три дня срока на сборы, и чтобы тебя здесь больше не видели. Иди хоть в колодец! Нам все равно!» Домника Ивановна опешила от такой бессердечности и наглости. Она наивно верила в то, что это был лишь один визит – другого не будет. Но нет. Через три дня бывшие родственники снова позвонили в дверь ее квартиры.

- Пожалела, что открыла. Они били меня. Закрыли в ванной и приставили нож к горлу… Больше говорить не могу…

Разговор с корреспондентом периодически прерывался. Пенсионерке до сих пор тяжело говорить о произошедшем.

- На моей шее навсегда остался шрам, который оставил на мне родственник мужа. Тогда, в те минуты, я не чувствовала боли, только ощущала, как по телу течет горячая струйка крови…

Эти обстоятельства подтолкнули Домнику Ивановну обратиться к риелторам, чтобы обменять квартиру на равноценную, но в другом районе города. Таким образом она пыталась скрыться от ненавистной ей родни. Тогда она и не подозревала о том, что и вовсе останется без жилья.

Жибоедов

Человек под такой фамилией взялся разрешать квартирный вопрос Домники Ивановны. Андрей Николаевич с особым рвением принялся за подбор вариантов для одинокой пенсионерки. Чтобы избежать встреч с бывшей родней, старушку переселили на съемную квартиру. Бдительность женщины притупилось, потому что в те минуты ею овладевал страх от одной только мысли, что ее замыслы раскроются племяннику мужа, и тогда настанет час расплаты. Тогда она и не знала, что своей квартиры у нее больше никогда не будет.

- Меня в течение полугода кормили завтраками о том, что вот-вот моя проблема будет разрешена. Перевозили каждый раз с квартиры на квартиру. Всего их было семь. В конечном итоге предоставили комнату в общежитии по ул. Гагарина. Я была в ужасе – общий туалет, общая раковина. Не об этом я мечтала. На вопрос – а как же с документами на эту жилплощадь, Жибоедов мне ответил, что все будет, но позже.

Болезнь заставила обратиться Домнику Ивановну в поликлинику. Поскольку документов и прописки по месту жительства у нее не имелось, ей отказали. Пенсионерка стала настойчивее с риелтором. Тот, «скрипя сердцем», оформил через паспортный стол регистрацию. Когда дело дошло до документов на комнату, Домнике Ивановне предоставили договор, из которого следовало, что владельцем комнаты является Андрей Николаевич Жибоедов.

- Я сразу поняла, что в любой момент могу остаться и без этого. Все эти события пошатнули мое здоровье. Я попала в больницу, а из нее уже не захотела возвращаться в этот ад. Узнала, что есть такой дом-интернат. Пришла сюда. Знаете, и довольна тем, что здесь у меня свои метры жилплощади. Я не хозяйка, но живу спокойно. Никому не поделаю оказаться в такой ситуации, но у каждого своя судьба. Моя, видимо, такая…

Анжела

Имя еще одной постоялицы дома-интерната, вокруг квартиры которой тоже сейчас очень шумно. Так сложилась жизнь, что у Анжелы Иосифовны Старковой в Бурятии не оказалось родственников. Однокомнатная квартира на пятом этаже в п. Авизавода стала для нее заложницей. Пережив инсульт, женщина поняла, что самостоятельно обслуживать себя в полной мере она не в состоянии. В те минуты ее поддерживало несколько человек – близких друзей, в числе которых Тамара Васильевна Гуркова.

- Мы познакомились с ней в семидесятых годах. Вместе отдыхали, вместе делили горести и радости. Когда Анжела сильно заболела, мы поехали к ней. Знали, что она инсульт перенесла. Приехали, ей плохо. Вызвали скорую. Ее увезли в больницу. Когда ей полегчало, она сама мне сказала, что больше домой не вернется. Квартиру сказала, отдаст государству, потому что родственники у нее только в Белоруссии живут. Они сюда за ней не поедут. Племянница как-то приезжала, хотела забрать, но при этом сказала, что за деньги от продажи квартиры Анжелы купить такую же квартиру в Минске не получится. То есть ей предложили жить и скитаться по родне, по чужим углам. Она и отказалась…

Из больницы Анжелу Иосифовну доставили в дом-интернат для престарелых людей. Такой выбор она сделала сама. Здесь она и познакомилась с Домникой Ивановной.

- Анжелу привезли на моих глазах. Ее на руках заносили сюда, настолько она была слаба. Я ухаживала за ней. Вскоре она поднялась с постели, обзавелась другими знакомствами среди постояльцев. Она просто поняла, что здесь общение, люди, готовые прийти ей на помощь. В общем, она приняла решение заключить договор пожизненного содержания с минсоцзащиты и переехать сюда навсегда, - вспоминает Домника Ивановна.

Галина

Женщина с этим именем появилась в жизни обеих женщин сравнительно недавно. Со слов Тамары Васильевны, за сорок с лишним лет знакомства с Анжелой Иосифовной этой подруги рядом с ней она не видела. Откуда взялась сердобольная знакомая, пожелавшая забрать Анжелу Иосифовну обратно в ее однокомнатную квартиру и ухаживать за ней, никто не знает. Однако активизировалась она настолько, что теперь о ее замыслах знает весь персонал интерната, республиканской больницы и даже прокуратура.

Со слов представителей руководства учреждения минсозащиты, в кабинете директора дома-интерната Галина во всеуслышание заявила: «Я буду ухаживать за бабушкой, но только за квартиру».

- Мы и не против такого развития событий, - комментируют ситуацию в министерстве социальной защиты населения. – Человек содержится в интернате на добровольных началах. Договор пожизненного содержания можно расторгнуть, но нет никаких гарантий, что как только это случится, престарелый и больной человек в одну минуту не окажется никому не нужным.  

Галина перешла в наступление. Раздобыв номера телефонов Домники Ивановны и Тамары Васильевны, она терроризирует их звонками, склоняя их на свою сторону. Ее позиция ясна – в доме-интернате престарелой женщине не становится лучше, наоборот, ее состояние ухудшается. Вина – на персонале: плохой уход, некомпетентное лечение. Цель – любой ценой добиться расторжения договора пожизненного содержания и завладеть квартирой.

Активность Галины стала известна даже племяннице Анжелы Иосифовны, потому как та дозвонилась и до нее. Судя по всему, дальние родственники не спешат навестить больную родственницу и не собираются претендовать на ее жилплощадь на окраине Улан-Удэ.

- Скажу вам откровенно, Анжела здесь как у Христа за пазухой, - резюмировала ее нынешняя приятельница Домника Ивановна. – Уезжать ей не надо, ничем хорошим это не закончится, поверьте мне… Надо оградить таких беспомощных людей, как она, от нечистых на руку людей. Я сама жертва и не хочу, чтобы Анжеле пришлось пройти через те же испытания…

Известно, что женщина по имени Галина уже обращалась в средства массовой информации за поддержкой. Ее точка зрения идет вразрез с тем, что рассказывают десятки людей, которым не безразлична судьба Анжелы Иосифовны. При этом у последних нет никакой иной заинтересованности, кроме одной – искренне помочь беспомощному человеку…

Страшные по своей сути вещи происходят в нашем обществе. Одинокий человек, у которого, пусть за тысячи километров, но все-таки есть родные люди, совершенно безразличны к его судьбе. Им не дано понять – каково этого находиться под опекой посторонних людей и жить в страхе перед одиночеством и болезнью…  

Алла Галлас, «Номер один».
^