15.06.2005
Центр образовательных услуг в БГУ и кафедра "Русский язык как иностранный" — это своего рода мини-модель современного мира. Здесь можно найти студентов из многих уголков мира: Монголии, Китая, Японии, Южной Кореи, Тибета, Финляндии, Бельгии, Эстонии, США... Гости Бурятии изучают здесь русский язык. Корреспондент "Номер один" поинтересовался у иностранцев, что они думают о нас с вами и о Бурятии в целом.

Наши красавицы стимулируют учебу у монголов

Студенты из Монголии — самого что ни на есть ближнего зарубежья — частые гости в университете. Местная молодежь очень удивила иностранных гостей. "Они очень активные! — говорит Базардорж. — Все каким-нибудь спортом занимаются". Помявшись, молодой человек добавляет: "И каждый вечер пиво на улице пьют". На вопрос, хорошо это или плохо, он затруднился ответить сразу. "Наверное, хорошо. У нас с этим не так свободно". Узнав, что и в России теперь с пивом стало строже, студент несколько сник.

В первые же дни ребят из соседней страны поразил так называемый диалог культур: "Русские и буряты здесь живут вот так!" — не найдя подходящих слов, молодой человек переходит на язык жестов и крепко переплетает пальцы рук. Очень понравилась ребятам природа Бурятии, особенно Байкал. Но больше всего впечатлений — от прекрасного пола. Наши красавицы покорили их настолько, что были даже упомянуты в сочинении, где надо было рассказать о себе: один из юношей взахлеб делился историей знакомства с местной студенткой. Во многом благодаря ей он очень быстро выучил русский.

Японцы поражаются простору и холоду

Зарубежные студенты узнают кое-что новое не только о русской или бурятской культуре, но и о своей собственной. Так, для японских слушателей стал открытием рассказ о том, что родина матрешки — их страна, именно там впервые изготовили первую сборно-разборную игрушку.

Относительно каждого народа существуют определенные стереотипы. Японцев мы считаем прежде всего трудолюбивыми и замкнутыми интеллектуалами. Так оно на поверку и выходит. На разговор согласился только Кодзю Хасимото. Он изучает русский с очень благородной целью: хочет создать справочник для изучения русского жестового языка — для сурдоперевода. Этим вопросом в Японии еще не занимались.

Прежде чем определится, где начинать учебу, Кодзю объехал несколько городов, но в Улан-Удэ ему понравилось больше всего. "Здесь разные люди, разные национальности — очень интересно," — говорит он. А кроме того, очаровала природа, простор степей ("земля большая", как говорит он сам), правда, к температурам он так и не привык: "Здесь очень холодно, даже летом. И на Байкале отдыхали — холодно". Зато в Бурятии Кодзю Хасимото открыл для себя совершенно новую еду — свеклу и творог, которые ему очень понравились. Свеклу в Японии вообще не выращивают, а из кисломолочных продуктов — только йогурты. Наверное, не только сурдоразговорник привезет наш собеседник на родину, но и новые рецепты.

Китайцы не понимают нашей лени

Девушка с практически русским именем Калина уже пятый год учится в Бурятии на учителя английского языка, но преподаватели высоко оценивают и ее знания по русскому. Студентка рассказывает: больше всего ее по приезде удивило то, что очень многие девушки курят. "У нас такого нет, хотя сейчас тоже начинают курить. А еще плохо, что с пивом много ходят", — замечает она. Кроме того, по наблюдениям Калины, наши люди очень уж много отдыхают. "Кажется, что ленивые, — смущенно поясняет она. — Лучше что-нибудь в свободное время делать, работать".

А впечатления со знаком плюс? Конечно, они есть у гостьи из Поднебесной. Главное, что ей понравилось — душевные качества людей — отзывчивость и готовность помочь. "Русские студенты всегда помогают", — говорит она с воодушевлением.

Американцы считают, что здесь время течет по-другому

Западных студентов и слушателей в БГУ намного меньше, оно и понятно: расстояние. Преодолеть его помогает либо миссионерский долг, либо желание поближе узнать восточную культуру. Так, о финской семье "Номер один" уже рассказывал в октябре прошлого года: Петтери Маннермаа приехал изучать музыку шаманов и привез с собой все семейство. Наверное, это особый шаг — переезд, пусть временный, в чужую страну всем домом.

Так же поступили и Гарднеры из США, о чем рассказала Ребекка. Она изучает русский давно: еще девочкой жила в Молдавии, год назад они всей семьей обитали в Хабаровске, а потом перебрались и в УланУдэ.

Сначала город им не понравился, смущенно делится собеседница: была зима, вокруг царило уныние и серые цвета, зато с приходом весны все изменилось, а город оказался красивым и уютным.

Вообще, наша республика показалась им просто страной в стране — другие люди, другая культура. По наблюдениям Ребекки, у нас совсем другое время, оно течет гораздо медленнее, чем во всей России и уж тем более — на Западе. "В Америке все только об одном думают: деньги, деньги, деньги! — рассказывает она. — А здесь пока этого еще нет. Россия уже догоняет Запад, а здесь пока деньги не главное".

Семья Гарднеров, как и многие их соотечественники, приехала в Бурятию напомнить людям о боге, однако из этого правила есть и исключения. Весьма романтические, надо сказать: совсем недавно в Центре занимался молодой человек по имени Эрик, ему русский язык нужен был для того, чтобы общаться с девушкой, к которой он и приезжал из-за океана.

У Гарднеров трое ребятишек, малыши тоже осваивают русский в детском саду. Пока еще говорят неправильно, рассказывает Ребекка, но все лучше и лучше.

"Здесь так много транспорта, и он везде ходит, — удивляется собеседница. — Везде можно доехать, а у нас до автобуса нужно еще долго пешком идти. Хотя у нас ведь и не ходят — у нас все на машинах", — смеясь, добавляет она.

"А знаете, что мне больше всего нравится в вашем городе? — доверительно сообщает Ребекка. — У нас в Америке все очень занятые, времени, чтобы отдыхать, нет. Если ты хочешь придти к другу в гости, он сначала свой ежедневник посмотрит, и надо за месяц записываться. А здесь все так просто: приходи в гости! — ну давай! — давай чай делать. Мне это очень нравится".

^