22.06.2005
Число детей школьного возраста к 2010—2011 учебному году сократится почти на треть по сравнению с уровнем 2001—2002-го года (с 20 миллионов до 13). Министр образования России Владимир Филиппов заявил, что в условиях такого сокращения численности школьников в стране необходимо провести оптимизацию сети общеобразовательных школ. По сути, это означает закрытие малокомплектных школ. "Зачистка" уже началась.

Ходить зимой за пять километров в кроссовках холодно

"Номер один"! Пишут Вам родители села Нижний Убукун Селенгинского района. Нас поставили в известность, что наша школа с 1 сентября закрывается. На данный момент в ней обучаются 25 детей. Один из них тяжело болен и не сможет посещать другую школу. В школе шесть учителей, все дипломированные специалисты. Ближайшая школа находится в пяти километрах от нашего села. Наши дети не смогут ходить в Харганатскую среднюю школу, так как зимой ходить так далеко очень холодно. Большинство родителей наших школьников не работают, потому, что работы в селе нет, и не каждый может собрать ребенка на зиму. В свою-то школу ребятишки ходить могут — добегали в кроссовках и куртках.

К тому же мы боимся, что дети из соседнего села будут обижать наших детей. На ремонт школы родители собирают деньги сами и сами ремонтируют. А еще в нашей школе находится наш сельский клуб и фельдшерский пункт. Единственное, что есть в нашей деревне — это школа, и ее хотят закрыть. Мы не хотим, чтобы нашу школу закрывали. Надеемся, вы нам поможете сохранить нашу школу.

Фахрутдинова, Прудникова, Бадмаева, Кузьмина, всего 11 подписей".

Чтобы не мучились...

За 10 лет в России было закрыто 2,5 тысячи школ. Но это только цветочки. Несмотря на то, что когда-то в области образования мы были "впереди планеты всей", именно образование в нашей стране давно вызывает нарекания. Причем концентрация проблем пришлась на сельские школы. Hменно поэтому принято решение начать реформу именно с них. Хотели, как водится, как лучше...

На сегодняшний день в стране почти 70% школ — сельские, в них обучается шесть миллионов детей, что составляет менее трети от общего числа российских школьников. 44% из этого числа образовательных учреждений — так называемые малокомплектные, то есть те, где обучаются по 30 и менее ребят. Причем с каждым годом число обучающихся в них уменьшается из-за катастрофически низкой рождаемости.

Кроме того, уровень знаний, которые получают учащиеся в таких школах, довольно низок. В сельской местности большая нехватка преподавателей. Взять, к примеру, Бурятию. По словам специалиста отдела общего образования Министерства образования Бурятии Татьяны Будаеваой, большая часть работающих в сельской местности Бурятии педагогов предпенсионного возраста или пенсионеры. Ни для кого не секрет, что выпускники сельских школ не могут составить конкуренции при поступлении в вузы сверстникам из города.

Но главное все-таки в другом. При всей удручающей картине затраты на обучение одного ребенка требуются немалые. Многие здания школ требуют капитального ремонта, встречаются еще школы, мягко говоря, мало приспособленные к учебному процессу. В них нет для этого элементарных условий — воды, тепла, туалета, не говоря уж об организации питания детей.

Например, на сегодняшний день на селе для обучения одного ребенка необходимо 10 560 рублей в год. Причем это только для выживания, но не для жизни. Но вместо того, чтобы дать денег на решение этих проблем, их решили отобрать вовсе. По сути, правительство РФ хочет сэкономить на детях, потому и придумало реформу. На войне как на войне. Чтобы умирающий не мучился, ему пустят пулю в лоб.

Умрут школы — исчезнут и деревни

Пути решения проблемы предлагались самые разнообразные — начиная от ликвидации малокомплектных школ и организации подвоза детей к базовым школам и заканчивая созданием передвижных лабораторий, когда специалисты сами будут приезжать в отдаленные поселки.

Однако все то, что хорошо смотрится на бумаге, оказалось довольно трудно реализовать в действительности.

Авторы концепции наиболее приемлемой моделью реформирования считают либо интернатскую систему обучения, либо вариант с ежедневным подвозом школьников. Но в некоторых регионах это просто невозможно сделать.

Для нормальной работы схемы с подвозом необходимо как минимум наличие дорог. Но, увы, наш регион повсеместным наличием оных похвастать не может. Второй вопрос — наличие исправного и безопасного транспорта. Новые автобусы дороги, а сохранившиеся и на ровной то дороге, порой, еле живы. Кроме того, в некоторых районах непреодолимым препятствием становятся реки.

Покупка автобусов и их обслуживание должны лечь на плечи муниципалитетов. Интересно, а подумали ли в Минобразе РФ, какой сельский совет возьмется оплачивать автобусы, бензин, работу водителей, кто будет устраивать и благоустраивать дороги? Правда, сейчас республика работает над программой "Школьный автобус". Когда и в каком объеме она даст плоды, неизвестно...

Ликвидация малокомплектных школ несет в себе и еще одну очень серьезную проблему: учителя лишатся работы, а новую им найти вряд ли удастся.

Кроме этого, пугает учителей и родителей то, что без чиновничьих перегибов реструктуризация на селе не обойдется. Представляете, как могут сработать некоторые чиновнички, как только наверху дадут отмашку — закрывай сельские школы?! Под реформу могут попасть и вполне укомплектованные школы. Как известно, судьбоносные решения в нашей стране чаще всего принимаются малой группой чиновников, которые даже близко не представляют условий реальной действительности. (Интересно, а разъезжающие на "мерседесах" московские реформаторы хоть слышали о том, что в бурятских деревнях дети ходят зимой в кедах, а потому попросту околеют, пока добредут до другой деревни). А уж обосновать любую схему реструктуризации, если при этом будет доказана хотя бы ее минимальная экономическая выгода, для ретивых администраторов не вопрос.

И еще один момент, отраженный, кстати, в приведенном в начале письме. Ни для кого не секрет, что сегодня школа в селе это не только место, где дети получают знания, но еще и культурный центр, вокруг которого формируется жизнь целого поселка в целом. Именно поэтому многие высказывают опасения, что с ликвидацией школ умрут и сами деревни. Ведь лишившись образования, люди станут покидать родные места, чтобы не обрекать своих детей на нищету и невежество.

Все решили за нас

Теперь, что касается непосредственно Нижне-Убукунской школы. Эта школа является так называемой "основной", то есть девятилетней. В этом году, причем вовсе не неожиданно, вопрос о ее закрытии встал ребром. Все дело в том, что в 2005—2006 учебном году, то есть уже к ближайшему сентябрю, в этой школе сформируется всего 1 "класс-комплект".

В Нижне-Убукунской школе в сентябре в школу пойдет всего один первоклассник, в 5-й класс — четыре ребенка, двое — в шестой класс, трое — в седьмой и восьмиклассников будет восемь человек. Можно было бы эту школу реорганизовать в начальную, но ведь на все начальное звено — только один ученик!

К сожалению, от Министерства образования Бурятии в этом случае не зависит ничего. Поскольку школа муниципальная, окончательное решение будет принимать глава администрации. Если администрация возьмется финансировать эту школу в прежнем объеме — пожалуйста.

В 570 общеобразовательных школах Бурятии учатся 138 461 школьник. Из них в Улан- Удэ и Северобайкальске — 49 127. Остальные почти 90 тысяч — сельчане. И их судьба сегодня весьма туманна...

^